Усыновление ребенка отзывы

«Приемный сын довел меня до психиатрической больницы»

Ирина, 42 года:

Мы с мужем воспитывали семилетнюю дочь, и нам хотелось второго ребенка. По медицинским показаниям муж больше не мог иметь детей, и я предложила взять приемного: я семь лет волонтерствовала в приюте и умела общаться с такими детьми. Муж пошел у меня на поводу, а вот мои родители были категорически против. Говорили, что семья не слишком обеспеченная, надо бы своего ребенка вырастить.

Я пошла вопреки желанию родителей. В августе 2007 года мы взяли из дома малютки годовалого Мишу. Первым шоком для меня стала попытка его укачать. Ничего не вышло, он укачивал себя сам: скрещивал ноги, клал два пальца в рот и качался из стороны в сторону. Уже потом я поняла, что первый год жизни Миши в приюте стал потерянным: у ребенка не сформировалась привязанность. Детям в доме малютки постоянно меняют нянечек, чтобы не привыкали. Миша знал, что он приемный. Я доносила ему это аккуратно, как сказку: говорила, что одни дети рождаются в животе, а другие — в сердце, вот ты родился в моем сердце.

Проблемы возникали по нарастающей. Миша — манипулятор, он очень ласковый, когда ему что-то нужно. Если ласка не действует, закатывает истерику. В детском саду Миша начал переодеваться в женское и публично мастурбировать. Говорил воспитателям, что мы его не кормим. Когда ему было семь, он сказал моей старшей дочери, что лучше бы она не родилась. А когда мы в наказание запретили ему смотреть мультики, пообещал нас зарезать. Он наблюдался у невролога и психиатра, но лекарства на него не действовали. В школе он срывал уроки, бил девочек, никого не слушал, выбирал себе плохие компании. Нас предупредили, что за девиантное поведение сына могут забрать из семьи и отправить в школу закрытого типа. Я переехала из маленького городка в областной центр в надежде найти там нормального психолога для работы с ребенком. Все было тщетно, я не нашла специалистов, у которых был опыт работы с приемными детьми. Мужу все это надоело, и он подал на развод.

Я забрала детей и уехала в Москву на заработки. Миша продолжал делать гадости исподтишка. Мои чувства к нему были в постоянном раздрае: от ненависти до любви, от желания прибить до душераздирающей жалости. У меня обострились все хронические заболевания. Началась депрессия.

Я свято верила, что любовь сильнее генетики. Это была иллюзия

Однажды Миша украл кошелек у одноклассника. Инспектор по делам несовершеннолетних хотел поставить его на учет, но родители пострадавшего мальчика не настаивали. На следующий день я привела сына в магазин и сказала: бери все, чего тебе не хватает. Он набрал корзину на 2000 рублей. Я оплатила, говорю: смотри, ведь у тебя все есть. А у него такие глаза пустые, смотрит сквозь меня, нет в них ни сочувствия, ни сожаления. Я думала, что мне будет легко с таким ребенком. Сама оторвой была в детстве, считала, что смогу его понять и справлюсь.

Через неделю я дала Мише деньги на продленку, а он спустил их в автомате со сладостями. Мне позвонила учительница, которая решила, что он эти деньги украл. У меня случился нервный срыв. Когда Миша вернулся домой, я в состоянии аффекта пару раз его шлепнула и толкнула так, что у него произошел подкапсульный разрыв селезенки. Вызвали скорую. Слава богу, операция не понадобилась. Я испугалась и поняла, что надо отказаться от ребенка. Вдруг я бы снова сорвалась? Не хочу садиться в тюрьму, мне еще старшую дочь поднимать. Через несколько дней я пришла навестить Мишу в больнице и увидела его в инвалидном кресле (ему нельзя было ходить две недели). Вернулась домой и перерезала вены. Меня спасла соседка по комнате. Я провела месяц в психиатрической клинике. У меня тяжелая клиническая депрессия, пью антидепрессанты. Мой психиатр запретил мне общаться с ребенком лично, потому что все лечение после этого идет насмарку.

Миша жил с нами девять лет, а последние полтора года — в детдоме, но юридически он еще является моим сыном. Он так и не понял, что это конец. Звонит иногда, просит привезти вкусняшек. Ни разу не сказал, что соскучился и хочет домой. У него такое потребительское отношение ко мне, как будто в службу доставки звонит. У меня ведь нет разделения — свой или приемный. Для меня все родные. Я как будто отрезала от себя кусок.

Недавно навела справки о биологических родителях Миши. Выяснилось, что по отцовской линии у него были шизофреники. Его отец очень талантливый: печник и часовщик, хотя нигде не учился. Миша на него похож. Интересно, кем он вырастет. Он симпатичный мальчишка, очень обаятельный, хорошо танцует, и у него развито чувство цвета, хорошо подбирает одежду. Он мою дочь на выпускной одевал. Но это его поведение, наследственность все перечеркнула. Я свято верила, что любовь сильнее генетики. Это была иллюзия. Один ребенок уничтожил всю мою семью.

«Через год после отказа мальчик вернулся ко мне и попросил прощения»

Светлана, 53 года:

Я опытная приемная мать. Воспитала родную дочь и двух приемных детей — девочку, которую вернули в детдом приемные родители, и мальчика. Не справилась с третьим, которого взяла, когда дети окончили школу и уехали учиться в другой город.

Илье было шесть, когда я забрала его к себе. По документам он был абсолютно здоров, но скоро я начала замечать странности. Постелю ему постель — наутро нет наволочки. Спрашиваю, куда дел? Он не знает. На день рождения подарила ему огромную радиоуправляемую машину. На следующий день от нее осталось одно колесо, а где все остальное — не знает. Я стала водить Илью по врачам. Невролог обнаружил у него абсансную эпилепсию, для которой характерны кратковременные отключения сознания без обычных эпилептических припадков. Интеллект у Ильи был сохранен, но, разумеется, болезнь сказалась на психике.

Со всем этим можно было справиться, но в 14 лет Илья начал что-то употреблять, что именно — я так и не выяснила. Он стал чудить сильнее прежнего. Все в доме было переломано и перебито: раковина, диваны, люстры. Спросишь у Ильи, кто это сделал, ответ один: не знаю, это не я. Я просила его не употреблять наркотики. Говорила: окончи девятый класс, потом поедешь учиться в другой город, и мы с тобой на доброй ноте расстанемся. А он: «Нет, я отсюда вообще никуда не уеду, я тебя доведу».

Через год войны с приемным сыном у меня начались проблемы со здоровьем. Полтора месяца пролежала в больнице. Выписалась, поняла, что хочу жить

Через год этой войны у меня начались проблемы со здоровьем. Полтора месяца пролежала в больнице с нервным истощением и скачущим давлением. Выписалась, поняла, что хочу жить, и отказалась от Ильи. Его забрали в детдом в областной центр.

Год спустя Илья приехал ко мне на новогодние праздники. Попросил прощения, сказал, что не понимал, что творит, и что сейчас ничего не употребляет. Потом уехал обратно. Уж не знаю, как там работает опека, но он вернулся жить к родной матери-алкоголичке.

Сейчас Илье 20. В сентябре он приехал ко мне на месяц. Я помогла ему снять квартиру, устроила на работу. У него уже своя семья, ребенок. Эпилепсия у него так и не прошла, чудит иногда по мелочи.

«Приемный сын говорил родному, что мы его не любим и сдадим в детдом»

Евгения, 41 год:

Когда сыну было десять лет, мы взяли под опеку восьмилетнего мальчика. Я всегда хотела много детей. Сама была единственным ребенком в семье, и мне очень не хватало братьев-сестер. Ни у кого в нашей семье нет привычки делить детей на своих и чужих. Решение принимали совместно и прекрасно понимали, что будет трудно.

Мальчик, которого мы взяли в семью, был уже отказной: предыдущие опекуны вернули его через два года с формулировкой «не нашли общего языка». Мы сначала не поверили в этот вердикт. Ребенок произвел на нас самое позитивное впечатление: обаятельный, скромный, застенчиво улыбался, смущался и тихо-тихо отвечал на вопросы. Уже потом по прошествии времени мы поняли, что это просто способ манипулировать людьми. В глазах окружающих он всегда оставался чудо-ребенком, никто и поверить не мог, что в общении с ним есть реальные проблемы.

По документам у мальчика была только одна проблема — атопический дерматит. Но было видно, что он отстает в физическом развитии. Первые полгода мы ходили по больницам и узнавали все новые и новые диагнозы, причем болезни были хронические. Со всем этим можно жить, ребенок полностью дееспособен, но зачем было скрывать это от опекунов? Полгода мы потратили на диагностику, а не на лечение.

Свою жизнь в нашей семье мальчик начал с того, что рассказал о предыдущих опекунах кучу страшных историй, как нам сначала казалось, вполне правдивых. Когда он убедился, что мы ему верим, то как-то подзабыл, о чем рассказывал (ребенок все-таки), и вскоре выяснилось, что большую часть историй он просто выдумал. Он постоянно наряжался в девочек, во всех играх брал женские роли, залезал к сыну под одеяло и пытался с ним обниматься, ходил по дому, спустив штаны, на замечания отвечал, что ему так удобно. Психологи говорили, что это нормально, но я так и не смогла согласиться с этим, все-таки у меня тоже парень растет.

Приемный мальчик умудрился довести мою маму — человека с железными нервами — до сердечного приступа

С учебой у мальчика была настоящая беда: шел второй класс, а он не умел читать, переписывать текст, не умел даже считать до десяти. При этом в аттестате были одни четверки и пятерки. Я по профессии преподаватель, занималась с ним. Пусть и с трудом, но он многому научился, хотя нам пришлось оставить его на второй год. Он нисколько не комплексовал, и дети приняли его хорошо. В учебе нам удалось добиться положительных результатов, а вот в отношениях с ним — нет.

Чтобы вызвать к себе жалость и сострадание, мальчик рассказывал своим одноклассникам и учителям, как мы над ним издеваемся. Нам звонили из школы, чтобы понять, что происходит, ведь мы всегда были на хорошем счету. А мальчик просто хорошо чувствовал слабые места окружающих и, когда ему было нужно, по ним бил. Моего сына доводил просто до истерик: говорил, что мы его не любим, что он с нами останется, а сына отдадут в детский дом. Делал это втихаря, и мы долго не могли понять, что происходит. В итоге сын втайне от нас зависал в компьютерных клубах, стал воровать деньги. Мы потратили полгода, чтобы вернуть его домой и привести в чувство. Сейчас все хорошо.

Мальчик провел с нами почти десять месяцев, и под Новый год мы вместе с опекой приняли решение отдать его в реабилитационный центр. Подтолкнули к этому не только проблемы с родным сыном, но и то, что приемный мальчик умудрился довести мою маму — человека с железными нервами — до сердечного приступа. Она проводила с детьми больше времени, поскольку я весь день была на работе. Ей приходилось терпеть постоянное вранье, нежелание принимать правила, которые есть в семье. Мама — очень терпеливый человек, я за всю свою жизнь не слышала, чтобы она на кого-то кричала, а вот приемному ребенку удалось вывести ее из себя. Это было последней каплей.

С появлением приемного сына семья стала разваливаться на глазах. Я поняла, что не готова пожертвовать своим сыном, своей мамой ради призрачной надежды, что все будет хорошо. К тому, что его отдали в реабилитационный центр, а потом написали отказ, мальчик отнесся абсолютно равнодушно. Может, просто привык, а может, у него атрофированы какие-то человеческие чувства. Ему нашли новых опекунов, и он уехал в другой регион. Кто знает, может, там все наладится. Хотя я в это не очень верю.

Среди более чем 50 тыс. анкет в российских детдомах трудно найти именно того ребенка, которого семья хочет усыновить. В помощь таким семьям работают специализированные сайты.

С чего начать поиск тем, кто хочет стать усыновителями?

Определиться, где искать

Обычно, когда от детей официально отказываются кровные родители или родителей лишают прав, ребенок получает статус «подлежит устройству в семью». С этого момента начинается поиск новой семьи. Заводится личное дело, его «прикрепляют» к районной опеке детского дома или дома ребенка (в зависимости от возраста). Если в течение месяца ребенок так и не был устроен в семью, данные о нем передаются в областной каталог.

Так, из опеки района любого подмосковного города данные анкеты попадают в банк Московской области. В Москве и Санкт-Петербурге есть свои базы данных. И практически каждый субъект Федерации имеет свои сайты с каталогами детских анкет. В пределах домашнего региона найти ребенка можно быстрее, чем на федеральном уровне — помимо размещения на сайтах, объявления о малышах, нуждающихся в семейном устройстве, регулярно печатаются в местных изданиях, на региональных телеканалах показывают специальные социальные ролики, проводятся всевозможные мероприятия и акции, привлекающие внимание к детям-сиротам.

Объединяет же всех малышей и подростков, ищущих приемных родителей или усыновителей, федеральный банк данных «Усыновите.ру». Здесь собрано 51 072 анкеты детей-сирот, нуждающихся в семье. В анкетах, помимо фото (видео) ребенка, обычно указывают имя без отчества и фамилии, месяц и год рождения (не прописывают полностью дату). Также дают краткую характеристику: интересы, увлечения, темперамент, особенности здоровья. В анкете даются контакты органов опеки и попечительства, в ведении которых находится ребенок, и указываются возможные виды семейного устройства — усыновление, опека. Поясняются и причины отсутствия родительского попечения матери и отца. Более подробную информацию можно получить лишь при личной встрече с ребенком и сотрудниками органов опеки.

Региональный или федеральный банк данных выдает направление для посещения ребенка, но прежде согласовывает встречу с районным органом опеки: возможно, что ребенка уже кто-то начал навещать, обратившись в район напрямую, или появились родственники, которые решили его забрать в семью.

Фото: Владимир Песня/РИА Новости

NB: во многих случаях усыновителям очень трудно выбрать ребенка по фото, так как в большинстве каталогов представлены некачественные фотографии, многие снимки сделаны самими сотрудниками органов опеки. Для полноценной анкеты федеральной базы такие фотографии явно не подходят, считают эксперты.

«Изучаю сайт «Усыновите.ру». Хорошо, что такой ресурс есть, и он помогает найти детей-сирот, которых можно взять в семью. Но как детей снимают на фото — нет слов. Как перед расстрелом или после отсидки в зоне, — выразил свое возмущение на странице в Facebook Александр Гезалов, публицист, общественный деятель, эксперт Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, член Совета Министерства образования и науки РФ по вопросам защиты прав и законных интересов детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. — В ряде регионов фотографии сделаны будто специально — «не берите этих детей». Когда же фонды и НКО начнут помогать снимать детей-сирот так, чтобы выявить реальные и плюсы и минусы?»

К сожалению, в России не так много НКО, занимающихся проблемами детей, оставшихся без попечения родителей, которые могут создавать качественные видео и делать презентабельные фотографии.

Одно из приятных исключений — благотворительный фонд «Измени одну жизнь». На сайте фонда собрана самая большая база видеоанкет детей, мечтающих обрести любящую семью. Сейчас в списке ожидания находятся 19 724 ребенка. Каждый ролик — мини-история о ребенке, его увлечениях, мечтах и желаниях. Именно такие видеорассказы дают шанс ребенку быстрее найти родителей. Сотрудники фонда также помогают семье подготовиться к приему ребенка в семью: консультируют по вопросам семейного устройства, регулярно проводят вебинары, предоставляют бесплатные билеты для родителей, которые едут за ребенком в другой регион.

Есть примеры и в регионах. Например, благотворительный фонд «Счастливые дети» из Красноярска также делает качественные фото и видео, специально собирая на это пожертвования. Приглашаются профессиональные фотографы и видеооператоры, создается красочное портфолио ребенка, которое в дальнейшем публикуется в Сети.

Научиться читать объявления. В том числе между строк

На что нужно обратить внимание в объявлениях и анкетах?

1) Здоровье ребенка. Про особенности здоровья в анкетах подробно писать не принято. Поэтому важно при общении с представителями региональной опеки узнать подробную историю жизни и развития ребенка. Часто соцработники знают директоров детских домов лично, поэтому при посещении органов опеки можно попросить их позвонить в тот детский дом, откуда собираетесь забрать малыша. Важно спросить, как растет ребенок: постоянно ли изолируется от сверстников или, наоборот, старается быть в центре внимания и т.п. Но нужно иметь в виду, что подопечным детских домов иногда беспричинно ставят диагноз «задержка в развитии», — это отмечают многие семьи, усыновившие детей. Все потому, что в большинстве случаев внимания персонала не хватает на всех малышей, а развитие ребенка без постоянной помощи взрослого может задержаться.

Фото: Владимир Песня/РИА Новости

2) Наличие братьев и сестер. По мнению Александра Гезалова, необходимо не просто указывать, есть ли они у ребенка, но и давать ссылку на их анкеты. Ведь согласно статье 124 Семейного кодекса РФ, усыновление братьев и сестер разными лицами не допускается, за исключением случаев, когда усыновление отвечает интересам детей.

Вполне возможно, что органы опеки не разрешат разлучить детей, и тогда усыновители должны решить, смогут ли они взять в семью сразу нескольких, да еще и разных возрастов. Благотворительный фонд из Санкт-Петербурга «Дети ждут» в анкете каждого подопечного указывает ссылки на портфолио братьев и сестер, что дает возможность будущим родителям обдумать дальнейшие действия.

3) Актуальность информации. Данные о детях поступают в федеральные базы с задержками и обновляются достаточно редко. Например, информация о детях, не достигших годовалого возраста, обновляется раз в год, а в отношении малышей старше одного года обновление производится раз в три года. Поэтому нужно перепроверить, не появилась ли семья у этого ребенка. Сделать это быстрее всего можно на региональном уровне.

Обновление от 01.02.2018 г. Уточнение: согласно п. 23 Порядка формирования, ведения и использования государственного банка данных о детях, оставшихся без попечения родителей, направляет федеральному оператору актуализированную информацию об установлении, изменении, уточнении или снятии диагноза у детей, оставшихся без попечения родителей, в течение 3 рабочих дней с даты ее поступления, но не реже 1 раза в год; фотографии детей, оставшихся без попечения родителей, до достижения ребенком 3 лет — каждые 4 месяца; в отношении детей в возрасте от 3 до 7 лет — каждые 6 месяцев; в отношении детей в возрасте старше 7 лет — каждые 2 года.

Помнить о крайних сроках

Если будущие родители уже определились, с каким ребенком хотят познакомиться лично, то им выдадут (в местных или региональных органах опеки) направление на знакомство с ним. Действительно оно в течение месяца, после чего нужно принять решение и сообщить об этом в органы опеки. Стоит помнить, что, пока одна семья думает, другим потенциальным усыновителям встречаться с этим ребенком не разрешено.

Обновление от 01.02.2018 г. Исправление ошибки: направление на посещение ребенка, оставшегося без попечения родителей, действует не месяц, а 10 рабочих дней. Приносим извинения читателям.

Хочу усыновить ребенка, но боюсь, что у нас с мужем (женой) не останется времени на себя. Как быть?

Несколько раз в год ездить отдыхать вдвоем хотя бы на несколько дней. Детей на это время желательно оставлять у друзей или родственников. Один из способов выходить из кризиса в отношениях — ходить на свидания друг с другом. В семье Гедзов это помогает сохранить отношения, и детям стало даже интереснее с родителями.

У меня уже есть биологический ребенок. Как поговорить с ним об усыновлении?

Одним разговором здесь не отделаешься. Если у вас гармоничные отношения с детьми, вы общаетесь на разные темы, то дети вряд ли воспримут идею усыновления в штыки или будут относиться к новому брату или сестре как к конкуренту. Перед каждым новым усыновлением это стоит обсуждать с детьми на семейном совете. Сказать, что какое-то время новому человеку нужно будет уделять больше внимания, но это временно, и никак не повлияет на отношения. Если дети против — прислушаться к их мнению.

Можно ли где-то посмотреть на детей, готовых к усыновлению?

Да. Есть база «Сиротству — нет». Там можно увидеть детей из разных областей Украины, поставить фильтр по полу, возрасту и наличию братьев или сестер. В этой базе около пяти тысяч детей, но люди не всегда готовы усыновить кого-то из них из-за возраста, проблем со здоровьем или потому, что у ребенка есть братья и сестры и их нежелательно разлучать.

Я решился. Как сделать первые шаги?

Проверьте на сайте Службы по делам детей и семьи, имеете ли вы право быть усыновителем. Зарегистрируйтесь там и встаньте в очередь. Лучше сразу в несколько — на усыновление, как приемная семья, патронатная семья. Окончательную форму опеки можно выбрать позже. Дело в том, что на усыновление идут дети с полным пакетом документов. Пока их собирают (это может занять полгода-год), ребенок может находиться, например, в патронатной или приемной семье, и потом у нее будет приоритет в усыновлении. Документы для всех форм опеки нужны почти одни и те же: медицинские справки, бумаги о материальном положении, жилищных условиях.

В Алматы состоялся очередной Форум приемных родителей и наставников. Он собрал единомышленников, желающих помочь детям, оставшимся без попечения родителей, обрести семью, друзей, свой угол и наконец-то почувствовать себя счастливыми и желанными. Как отмечает организатор мероприятия, координатор общественного движения «Ребенок должен жить в семье» Алия Кантарбаева, этот форум проводится в Казахстане уже в третий раз.

«Первый форум у нас проходил в Алматы на базе детского дома №2, который, как известно, сейчас расформировали. Второй форум состоялся в прошлом году в Астане во Дворце школьников. В этом году мы решили провести его вновь в Алматы, потому что это активный город, и здесь более активные кандидаты в приемные родители», – рассказала Алия.

Форум проводится в форме мастер-классов, чтобы психологи, юристы и координаторы проектов вышеупомянутого движения могли ответить на конкретные вопросы людей, планирующих взять ребенка из детского дома, а также тех, кто уже взял детей. В ходе форума кандидаты в приемные родители узнали от специалистов, какую форму семейного устройства им лучше выбрать; как строить отношения с органами опеки и детскими учреждениями интернатного типа; как преодолеть психологическое выгорание; что делать и чего избегать во время периода адаптации ребенка в приемной семье и так далее.

Помимо дискуссий, участники форума получили справочники с полезной информацией, которая позволит им лучше разобраться во всех нюансах, понять свою мотивацию и по-другому взглянуть на подопечных детских домов. Как отмечает многодетная приемная мама, руководитель Сообщества приемных родителей в Казахстане Жанна Ким, у казахстанцев сложилось множество стереотипов о детдомовских детях, и их необходимо в корне пересмотреть. В частности, это касается шести следующих мифов:

«У них у всех плохие гены»

На самом деле важны среда обитания, воспитание и правильные ценности, окружение, общение, взаимопонимание, поддержка мудрого, любящего родителя и друга. Если ребенок с ранних лет видит заботу, ласку и защиту, то он растет самодостаточным, любящим. А если сталкивается с жестокостью, насилием и болью, то и результат закономерен – агрессия и заторможенность. Но все возможно изменить при терпеливом, мудром, любящем отношении к ребенку.

«Если он будет другой национальности, то все поймут, что он приемный»

Это больше касается тайны усыновления. Есть вероятность, что в самый неподходящий момент найдутся люди, которые расскажут ребенку о его происхождении, и это будет трагедия для него. Совет психологов: найдите время и расскажите ребенку о его происхождении. Вариантов этого непростого разговора очень много. Выбрать подходящий вам поможет опытный специалист.

«Все дети в детских домах с тяжелыми диагнозами»

Это предубеждение. На деле очень часто диагнозы не соответствуют действительности, кроме того, многих пугают медицинские термины, сущность которых неспециалистам порой бывает неясна. Почти всем детям, оставшимся без попечения родителей, ставят диагноз ЗПР (замедленное психологическое развитие). Но этот диагноз можно изменить в первый год жизни в семье. Вообще, как отмечают психологи, любой диагноз, даже самый страшный – это проверка для родителей: готовы ли они бороться или предпочтут сдаться.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *