Нервный срыв у ребенка

Стресс разрушительно влияет на весь организм.
Какие могут быть последствия стресса?
Популярные техники релаксации и упражнения для снятия напряжения помогают укрепить нервную систему.
Какие упражнения могут помочь?
Способность адаптации к стрессовым ситуациям зависит от поведенческой модели человека.
Пройти тест на предрасположенность к стрессогенному поведению…
Стрессы, время от времени случающиеся в жизни каждого человека, постепенно могут привести к нарушениям функций нервной системы.
Как можно восстановить нервные клетки?
Афобазол® — современный препарат для поддержания и укрепления нервной системы.

*при тревожных расстройствах и расстройствах адаптации

Узнать больше…
ИМЕЮТСЯ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. НЕОБХОДИМА КОНСУЛЬТАЦИЯ СПЕЦИАЛИСТА.

Правильное питание, отказ от вредных привычек, занятия спортом — все это давно признано непременными атрибутами жизни здорового и успешного человека. Но мало кто задумывается, насколько негативно на наше здоровье влияет стресс, возникающий из-за сумасшедшего ритма жизни, личных и семейных проблем, постоянной погони за карьерными достижениями, деньгами и славой. Мы поговорим об одном из возможных неприятных последствий стресса: нервном срыве — его симптомах, причинах и течении.

Ожидаемый кризис?

Мы часто отмахиваемся от возникающих психологических проблем, списываем раздражение и постоянную усталость на бытовые сложности. Семейные и рабочие неурядицы действительно могут быть причиной серьезных стрессовых состояний, но постоянный стресс — вовсе не нормальное состояние организма.

Если не предпринимать меры для снижения физических и эмоциональных нагрузок, результатом становится срыв. Это обострение — тот самый пик, когда нервы на пределе, организм перестает справляться с постоянным давлением и дает сбой.

Обострение нервного расстройства характерно в первую очередь для чувствительных, легковозбудимых людей. Срывы встречаются у женщин чаще, чем у мужчин: статистика объясняется повышенной природной эмоциональностью слабого пола. Также в группе риска те, чьи профессиональные обязанности связаны с постоянным пребыванием в напряжении, жители крупных городов, а также люди, оказавшиеся в сложных жизненных ситуациях. И вот в итоге тот, кто всю жизнь был примерным семьянином и исполнительным работником, может пуститься во все тяжкие — накричать на начальника и перебить всю посуду в доме, ввязаться в уличную потасовку или даже пытаться реализовать мысли о суициде…

Признаки нервного срыва

Распознать обострение нервного расстройства непрофессионалу довольно сложно: оно может иметь множество различных проявлений, в том числе сходных с другими заболеваниями психики. Мы приведем наиболее характерные при нервном срыве симптомы:

  • раздражительность, плаксивость, частые смены настроения;
  • депрессия, апатия;
  • беспокойство, тревожность, вплоть до проявлений панической атаки;
  • нарушения сна;
  • головные боли;
  • повышенная утомляемость, непроходящее чувство усталости;
  • нарушения пищеварения;
  • ощущение одиночества;
  • чувство вины;
  • мысли о самоубийстве.

Следует помнить, что нервный срыв может проявляться в бурной форме с ярко выраженным повышением эмоциональности: в этом случае больному и окружающим его людям гораздо проще увидеть нарушение. Однако бывает и «тихая» форма заболевания: когда человек становится апатичным, безвольным, почти не высказывает жалоб, а лишь все больше замыкается в себе.

Если вы заметили у себя или у своих близких ряд перечисленных признаков — это повод проанализировать ситуацию, найти возможные причины состояния и при необходимости обратиться к специалисту.

Причины состояния

Разумеется, срыв не возникает ни с того ни с сего. Первая группа причин — сильное психоэмоциональное напряжение, обычно связанное с серьезными жизненными проблемами: разводом, смертью близких, потерей работы, получением инвалидности, попаданием в экстремальные ситуации. Как ни странно, лидирующие позиции среди причин нервного срыва занимают вовсе не катастрофы, войны и насилие, а личные и бытовые неурядицы: например, разрыв с супругом, переезды — до четверти всех случаев, сложности на работе — чуть менее 20%, более 10% — финансовые проблемы. Все это провоцирует быстрый очень большой выплеск эмоций, оставляя человека опустошенным. Вторая группа — периоды, изматывающие нервную систему постепенно. Чаще всего это перенапряжение на работе, хроническое недосыпание, продолжительные депрессии и повседневные стрессы.

Кроме этого, нервное истощение может быть спровоцировано и патологиям щитовидной железы, когда симптомы возникают из-за нарушения выработки гормонов. Также повышенный риск нервного срыва наблюдается при психических заболеваниях, алкоголизме, наркомании, наличии генетической предрасположенности.

Последствия нервного срыва

Не секрет, что эмоциональное состояние человека напрямую влияет на его физическое здоровье. Поэтому обострение нервного расстройства обычно не проходит бесследно: нарушения сердечного ритма, работы органов пищеварения, повышенное давление, головные боли — обычные «спутники» срыва.

На психологическом уровне нервный срыв может стать причиной фобий, тревожности и даже попыток суицида. И конечно, большой проблемой становится ухудшение контактов с социумом: больной из-за повышенной раздражительности вступает в конфликты с близкими, из-за чего усугубляется чувство вины и нарастает психологическое напряжение.

В некоторых случаях срыв приводит к наркотической или алкогольной зависимости: больной ищет расслабления и отдыха от накопившейся усталости и от тяжелой некомфортной жизненной ситуации.

Как не допустить обострения нервного расстройства

Нервному срыву всегда предшествует стресс — то есть реакция организма на различные внешние или внутренние факторы. Причем причины у каждого пациента индивидуальны — то, что вызовет полное моральное истощение у одного, для другого станет лишь небольшой проблемой. Стресс может быть продолжительным, связанным с физическим или психоэмоциональным перенапряжением, либо сильным и внезапным. Но независимо от происхождения и длительности стрессового состояния, его можно и нужно купировать, чтобы избежать серьезных последствий.

Лечение стресса может быть как медикаментозное, так и без применения лекарств. Оба вида терапии мы подробно рассмотрим далее.

На заметку
Специалисты выделяют два вида стресса — эустресс и дистресс. Первый считается положительным: он помогает «включить» внутренние ресурсы организма в экстремальных ситуациях и легче преодолеть проблему. Дистресс — наоборот, истощает нервную систему, мешает человеку справиться со сложившейся ситуацией. Именно он в подавляющем большинстве случаев и становится причиной нервного срыва.

Без лекарств и врачей

Нужно всегда помнить, что спасение утопающих — дело рук самих утопающих, и не забывать прикладывать все усилия, чтобы помочь себе выбраться из опасного состояния самостоятельно. Даже если на то нет моральных сил и желания — нужно стараться перебороть себя, постепенно и силы, и желание появятся, а жизнь вновь начнет обретать яркие краски.

  • Физкультура и дыхательные упражнения. Поговорка «в здоровом теле — здоровый дух», как и любая другая народная мудрость, появилась неслучайно. Фитнес «разгружает» психику, снимает напряжение. Нагрузка на мышцы не только позволяет выпустить пар, но и ускоряет метаболизм, что благотворно сказывается на преодолении стресса. Стоит выбирать занятие по душе: будет ли это секция бокса, скандинавская ходьба в парке или йога — неважно, главное, чтобы занятия приносили удовольствие. Дыхательные методики помогают научиться контролировать себя в критических ситуациях, быстро успокаиваться в стрессогенной обстановке.
  • Релаксационные методики, физиотерапия. Различные физиотерапевтические методы способны оказать положительное воздействие на организм человека, находящегося на грани нервного срыва, а также на его эмоциональное состояние. Точечный массаж или стоун-терапия под приятную музыку, запах лаванды или пачули из аромалампы — и вот уже симптомы срыва растворяются в волнах неги (и поверьте, для мужчин такие мероприятия не менее приятны, чем для женщин). А если добавить к этому водные процедуры в фитобочке или джакузи, шоколадную или грязевую маску для всего тела, то о причинах нервозности не захочется даже вспоминать. Главное — не отпустить настрой по окончании процедур.
  • Изменение образа жизни и питания. Одно из важнейших правил человека, который не хочет довести себя до нервного срыва, — не провоцировать свой организм на дистрессы. Конечно, мало кто хочет делать это намеренно, но немногие задумываются, что привычка засиживаться до двух ночи за просмотром сериалов про зомби, обычай ужинать за полночь, не завтракать, обедать фастфудом и брать работу домой на выходные — не что иное, как планомерное ухудшение физиологического и психологического состояния и, как следствие, — доведение себя до срыва или депрессии. Нужно постараться нормализовать ритм жизни: ложиться пораньше, питаться правильно, заниматься спортом или активным хобби, и тогда совсем скоро можно будет наблюдать снижение утомляемости, раздражительности, а также улучшение внешнего вида, что, согласитесь, немаловажно для общего настроя человека — всем нам хочется выглядеть хорошо.
  • Психотерапия. К сожалению, до сих пор к психологам в нашей стране относятся несколько настороженно, опасаясь доверять «самое сокровенное» незнакомому человеку и предпочитая делиться проблемами с близкими (хотят они того или нет) или не делиться ни с кем (что становится очередным фактором для возникновения стресса). На самом же деле психотерапия заключается не просто в беседах о трудностях в жизни пациента, это — поиск корня проблемы, зачастую такого глубокого, что самостоятельно до него человек не «докопается». В задачу психолога входит не только найти первопричину угнетенного состояния, но и помочь пациенту избавиться от «эмоциональной занозы» — аккуратно и наименее болезненно.

К сожалению, не всегда для борьбы со стрессом достаточно психологической работы и релаксации. Когда механизм стресса уже запущен на полную мощность, остановить его можно при помощи фармакологических средств.

Препараты для снижения риска обострения расстройств нервной системы

Медикаментозное лечение, особенно в совокупности с нефармакологическими методами, приносит ощутимые результаты в устранении как причин, так и симптомов стресса. Однако необходимо помнить, что все препараты, начиная от простых витаминов и заканчивая рецептурными сильнодействующими лекарствами, должен рекомендовать к приему врач. Самолечение может принести результат, противоположный желаемому.

Итак, основными группами лекарств, назначаемыми при стрессе, могут быть:

  • Симптоматические препараты с сопутствующим успокоительным действием.
    По сути, такие безрецептурные лекарства, как «Корвалол», «Валосердин», «Глицин» и подобные им не обладают антистрессовым воздействием, но зачастую люди назначают эти препараты себе самостоятельно, так как они помогают быстро успокоиться и улучшают сон. Как мы уже говорили, не стоит увлекаться самолечением, тем более что «Корвалол» при длительном неумеренном употреблении может вызвать зависимость.
  • Лекарственные средства на основе растительных препаратов
    Природа дала фармакологии натуральную основу для множества седативных средств, начиная от проверенных временем настоек пиона или пустырника и заканчивая разрекламированными в последнее время «Персеном», «Ново-Пасситом». Такие лекарства действительно оказывают довольно быстрый успокоительный эффект, но обладают затормаживающим эмоциональные и когнитивные реакции действием, снижают концентрацию внимания, вызывают сонливость, поэтому не стоит применять их во время работы, учебы или при необходимости садиться за руль.
  • Витаминные и минеральные комплексы
    Зачастую врачи в качестве дополнительных препаратов советуют пациентам добавить в терапию поливитаминные комплексы («Супрадин», «Геримакс») или определенные макро- и микроэлементы (магний, например). Они действительно помогают организму лучше справляться со стрессом. Однако не стоит думать, что упаковка с витаминами заменит все остальные лекарства — это лишь опциональная добавка к более солидным фармакологическим средствам.
  • БАДы и гомеопатические средства
    Это же правило касается биологически активных добавок к пище и гомеопатических средств. Ни те ни другие не являются лекарственными средствами в классическом понимании, и если эффективность БАДов в какой-то мере можно объяснить, то гомеопатия работает чаще всего только благодаря эффекту плацебо, то есть самовнушения. При этом довольно часто гомеопатические средства путают с растительными, хотя это далеко не всегда одно и то же.
  • Сильнодействующие рецептурные препараты
    После консультации врач может назначить пациенту один или несколько лекарств из группы транквилизаторов или антидепрессантов. При всей своей эффективности эти препараты имеют ряд недостатков: отпуск строго по рецепту, целый ряд ограничений и противопоказаний, побочные эффекты, межлекарственное взаимодействие. Однако когда стресс достигает пика и человек находится в критическом состоянии, курс таких средств может быть необходим.
  • Безрецептурные препараты с комплексным терапевтическим эффектом
    Существуют антистрессовые препараты, которые отпускаются в аптеках без рецепта. Они помогают устранить тревожность, напряжение, беспокойство, стимулируют работу нервной системы и защищают нервные клетки от стрессогенных факторов. При этом такие лекарства имеют меньше побочных эффектов, чаще всего не требуют повышения дозы и не вызывают зависимости. К подобным препаратам относится, например, «Афобазол».

«Афобазол» — безрецептурный препарат с уникальной формулой. Так, «Афобазол» оказывает не только анксиолитическое, но и легкое стимулирующее действие. Также он способствует восстановлению нервных клеток и защищает их от новых повреждений под воздействием внешних факторов (это, кстати, подтверждено научными исследованиями). Препарат не вызывает привыкания, сонливости, заторможенности реакции и синдрома отмены при прекращении терапии, что делает его удобным для применения занятыми людьми.

Профилактика нервных срывов

Нервный срыв — это крайне опасное для человека состояние, которое зачастую может привести к неприятным последствиям как для пациента, так и для его близких, поэтому лучше не допускать наступления подобного кризиса. Поэтому при обнаружении предпосылок к срыву: синдроме хронической усталости, постоянной раздражительности, бессоннице и других симптомах стресса — нужно начинать терапию, причем не просто снимающую признаки нервного напряжения, но и оказывающую лечебное действие. Начать можно с немедикаментозных методов (попытайтесь расслабиться, сменить обстановку, сходите в СПА-салон), но, если состояние не приходит в норму, следует обратиться к врачу, который назначит необходимые препараты.

К сожалению, избежать стрессов в современном мире практически не представляется возможным: они преследуют нас на работе, на учебе и даже дома. Но, пусть избежать стрессогенных ситуаций не в наших силах, каждому доступны средства, помогающие даже при воздействии негативных внешних факторов не довести себя до нервного срыва и депрессии.

Все мы – родители, которые разрываются между работой, личной жизнью и детьми и ищут золотую середину в чертовом колесе, в котором мы все безостановочно крутимся. И хотя интернет сейчас настолько переполнен всевозможными лайфхаками и советами на любые темы – от прикорма младенцев до рейтинга сосок или летних лагерей, – лично мне, например, ужасно не хватает другого.

Мне нужны частные истории о той или иной проблеме, с которой неоднократно сталкивается практически каждый родитель. То, как он эту проблему преодолевает или как ее обходит, может помочь идущим за ним следом. Когда читаешь о том, как другие матери срываются на своих детей, опаздывают с ними в школу, борются с их поведением, невольно успокаиваешь себя мыслью о том, что ты не одна такая – самая обыкновенная «женщина-на-грани-нервного-срыва».

Именно поэтому я и решила поделиться своим опытом загруженной делами и проблемами матери, которая находится в состоянии депрессии и при этом пытается не потерять контакт с детьми.

Если вкратце рассказать о себе для затравки, то я — далеко не идеальная мать двух отнюдь не идеальных, но лучших на свете детей, которая борется с хронической усталостью, синдромом дефицита внимания (со стороны окружающих), шилом в попе, полным пофигизмом и комплексом отличницы одновременно, а еще с кучей обычных для жителя большого города проблем, и изо всех сил пытается найти себя, не потеряв при этом контакт с детьми и свою работу.

Недавно, спустя 3 года после развода, пытаясь наладить свою личную жизнь, я почти упустила своих детей, которым в этот период было очень нелегко. На эмоциональной синусоиде я сначала приобрела сразу две, а потом резко потеряла 1,5 работы и любовь, в одночасье рухнув с небес на землю и обнаружив себя не просто у разбитого корыта, но еще и в состоянии глубокой депрессии. Поскольку со мной такое уже случалось, я поняла, что никто и ничто, кроме меня самой, помочь мне не может, а детям, как известно, нужна счастливая мать с устойчивой нервной системой. Поэтому я собралась с силами и, запрыгнув в последний вагон уходящего поезда, на последние средства уехала с детьми на месяц на море зализывать раны и рискуя потерять свою последнюю половину работы.

Тот, кто когда-то переживал хотя бы слабые стадии депрессии, понимает каково это — отковыривать себя каждое утро от кровати, буквально заставляя дышать, чистить зубы, с великим трудом готовя завтрак детям, впихивать в них невкусную кашу (зачем-то) и идти с ними на (простите) проклятое море. Каждое движение и каждое слово дается тебе с невероятным трудом. А когда тебе параллельно нужно еще удаленно работать, обзванивая разных незнакомых людей и объясняя, как важно им принять участие в твоем мероприятии, или придумывая что-нибудь очередное очень увлекательное для чужих детей, к горлу подступает тошнота. Грустная картина, не правда ли?

Каждое движение и каждое слово дается тебе с невероятным трудом.

На самом деле, все не так страшно. Особенно, когда ты в очередной раз даешь себе клятвенное обещание поставить эксперимент и бороться со своим состоянием без антидепрессантов, психологов, остеопатов и других дорогостоящих средств. Как думаете, у меня получится?

Я пишу эти строки, окунув ноги в теплый, еще не остывший за день приятный песок, а позади меня разносятся душераздирающие крики моих детей: «Я убью тебя!» или «Бонзаааай!»… Я честно сделала попытку поиграть с ними или поговорить о насущном (как выражаются психологи, «побыть с ними в контакте»), но почему-то, у меня, как обычно, ничего не вышло, и я снова ушла в телефон и не вернулась. Думаю, тут многие осудили бы меня, посоветовали бы отложить гаджеты и мысли о работе, побегать с детьми и отключиться, но это пока выше моих сил. Мне кажется, что лучше тихая и усталая мать в телефоне, чем громкая и сердитая мать, пытающаяся насильно играть роль активного и сознательного родителя. Не так ли?

Итак, насущный вопрос номер один:

Быть или не быть в контакте с детьми, когда тебе этого не хочется. И вообще, как быть здесь и сейчас, оставаться собой, не убегая мыслями в другое измерение в самый ответственный момент?

И второй вопрос:

Пить или не пить лекарства от депрессии, когда жизнь тебе явно не мила, настроение прыгает, слезы брызжут из глаз, когда все вокруг смеются и радуются, и даже море и солнце не вызывают во мне энтузиазма? И если не пить, то как выползать из этого состояния…

Могу пока лишь сказать что держит на плаву лично меня, за что я из последних сил цепляюсь, пытаясь выжить.

Время на себя каждый день

Хотя бы один час, но без мыслей о работе и о детях. Только ты и сериал, ты и книга, ты и море, ты и бег, ты и шоколад или теплая ванна. Важно, чтобы это было приятное занятие, которое доставляет тебе удовольствие и чтобы тебя потом не мучило чувство вины (например, после съеденной в порыве страсти целой шоколадки в 3 часа ночи).

Общение

Общаться можно и нужно, но только с теми, кто не сосет из тебя соки и не заваливает тебя ненужными советами – как нужно делать, а как не нужно. Кто заставляет тебя слышать и видеть себя со стороны и дарить свою улыбку и энергию в обмен на радость общения. Даже когда мне кажется, что я хочу быть одна и запереться в комнате наедине с жалостью к себе, я делаю усилие над собой и звоню друзьям, или иду к соседям за солью, или общаюсь с детьми, позволяя им и себе делать то, что мы хотим, без всяких нудных правил.

Сон и пища

Если организм хочет спать, значит нужно его услышать. Если он хочет и просит еды или отдыха, нужно дать ему передышку и побаловать его. Важно только все время нащупывать свои границы и уметь вовремя понимать сигналы своего тела. Откладывать в сторону любую работу, фильм и даже (о Боже!) долгожданную серию Downton Abbey, если глаза слипаются и тебе хочется заснуть вместе с детьми. Тут важно не переусердствовать, конечно, и вовремя суметь встать.

Тайм-менеджмент

Не отчаиваться и не смотреть на ворох своих дел или проблем снизу вверх. Дробить их на малые задачи, отсекать все лишнее, говоря твердое «нет», и хвалить себя за каждый выполненный пункт. Ставить цели и сроки и пытаться хоть как-то их придерживаться, действуя по правилу «трех П» — последовательно, постепенно и что-то там еще.

Быть в контакте с детьми хотя бы 5 минут в день

Я пока нашла для себя один лишь способ: выключать (терять) телефон, садиться с ними на один уровень буквально — на ковер, на кровать, и позволять себе вместе с ними делать то, что хочется. Если не хочется творить, можно просто взять пылесос и вместе убраться, или посмотреть вместе классный мультфильм, или послушать музыку и потанцевать. Главное — не переборщить и не заставлять себя насильно быть идеальной. И самое важное — не входить в образ строгой матери и блюстителя порядка.

А пока я продолжаю искать для себя ответы на поставленные выше вопросы, очень рассчитываю на то, что вы поделитесь вашим собственным, таким ценным и таким индивидуальным опытом.

Подкаст «Это надолго»: как распознать стресс у ребёнка?

Вдруг он уже несколько месяцев живёт в стрессе и молчит. Как увидеть проблему и защитить ребёнка от депрессий?
Вместе с проектом поддержки родителей «Family Tree» разбираемся, как наши действия и неправильные слова вызывают у детей стресс, который они могут испытывать годами.

Плохой сон, страх, резкая смена настроения. Часто родители принимают всё это за обычные детские капризы. Но когда к ребёнку постоянно предъявляют неадекватные требования, его просто не хватает. Тогда случаются детские нервные срывы. Странно, что нам, взрослым, со своими стрессами это не всегда понятно.

Бои без правил 7-летнего Эрика: как армянский малыш нашел «альтер эго» и победил онкологию>>

Как мода на раннее развитие доводит детей до нервных срывов? Почему спортивная секция, в которую родители записали ребёнка, может вызывать стресс? Как подготовиться к детскому саду, чтобы эта ситуация не стала травмирующей? Почему родители обычно игнорируют первые признаки стресса у детей? Как насильственное кормление, появление второго ребёнка в семье и даже нелюбимая одежда могут вызывать стресс у дошкольника?

Об этом в одиннадцатом эпизоде подкаста Настя и Лина спрашивают психофизиолога, директора Института возрастной физиологии Российской академии образования Марьяну Безруких.

Также скачайте бесплатную памятку «Как распознать стресс у ребёнка?», чтобы она всегда была под рукой.

01:50 детство – это беззаботная пора или уже нет

© Sputnik / Игорь Руссак

02:40 «успеть до трёх лет»: чем опасно раннее развитие детей

05:15 нейромифы о мозге детей

07:30 с какого возраста ребёнок может испытывать стресс (спойлер: даже с трёх месяцев)

10:30 вечно раздражённая мама и мама «взорвалась» всего один раз. Как это влияет на ребенка?

13:15 главная причина детского стресса – взрослые: родители, тренер, педагоги

16:00 о неадекватных требованиях, которые предъявляют к детям

17:10 почему родители обычно игнорируют первые признаки стресса у ребенка

18:00 страшные неприятные колготки – кошмар всех больших детей

19:05 «насильственное кормление – это пытка»

20:30 как выглядит детский нервный срыв

24:30 как подготовить ребёнка к детскому саду

27:10 рождение второго ребёнка – стрессовая ситуация

29:50 что делать родителям, если у ребёнка стресс

32:40 упражнения, которые можно сделать с ребенком, чтобы помочь ему расслабиться

Подкаст «Это надолго» обычно выходит по вторникам.

Слушайте подкасты РИА Новости.

23.06.20

Руководство для родителей о том, как отличить простые «скандалы» от нервного срыва при аутизме, и что можно делать в каждом случае

Все родители испытывали смущение, раздражение и усталость, когда их ребенок закатывает «истерику». Неважно, есть ли у ребенка какой-то диагноз, и на какой стадии развития он находится, и опытные родители и новички сталкиваются с бурными эмоциональными вспышками у ребенка. Это неизбежно – если у вас есть ребенок, то вы так или иначе будете справляться с поведенческими взрывами.

Если же ваш ребенок находится в спектре аутизма, то у вас есть дополнительный уникальный родительский навык – умение справляться с нервными срывами. Вы не всегда можете предсказать, что вызовет бурный скандал или эмоциональный взрыв в тот или иной день или в той или иной окружающей обстановке. Для этого вам придется быть сверхродителями с бесконечным набором инструментов и безграничной гибкостью и шестым чувством.

Ни поведенческие скандалы, ни нервные срывы не выглядят привлекательно, но во многих семьях детей с аутизмом они случаются очень часто и могут быть источником серьезного стресса. Очень важно понять разницу между этими двумя явлениями. Хотя и то, и другое может выглядеть как «истерика», скандал и нервный срыв – это не одно и то же, и они требуют совершенно разных подходов.

Что такое «скандал»?

Скандал или поведенческий взрыв обычно происходит в тех ситуациях, когда ребенку отказывают в том, что он хочет, или он не может делать то, что ему хочется делать.

Родители часто сталкиваются с постоянными скандалами в 2-3 года ребенка, или в период так называемого «кризиса трех лет», когда маленькие дети начинают отстаивать свою независимость. На самом деле «кризис трех лет» – это стадия развития, которая обычно протекает в возрасте от 1 года до 4 лет, потому что ребенку нужно время, чтобы развить необходимые двигательные, речевые и мыслительные навыки.

Дети дошкольного возраста часто склонны «закатывать скандалы», потому что им не достает навыков в тех сферах, которые нужны для того, чтобы самостоятельно справиться с затруднительной ситуацией. Почему это происходит? Для этого есть несколько причин:

– У них есть желание быть независимыми, но им не хватает двигательных и когнитивных навыков (способности планировать, координировать и исполнять действия), чтобы СТАТЬ независимыми на самом деле.

– Кроме того, их речевые навыки только начинают развиваться, поэтому ребенку сложно выразить то, что он хочет и в чем нуждается, а такие трудности могут выводить его из себя.

– Префронтальная кора мозга ребенка все еще не развита. Это участок мозга, который отвечает за эмоциональную регуляцию и социальное поведение. У ребенка буквально нет способности регулировать свое поведение!

– По мере того как ребенок начинает все больше понимать окружающий мир, этот самый мир может вызывать у него тревожность. Подобная тревожность вкупе с недостаточным контролем над окружающей средой часто приводит к поведенческим взрывам – ребенку просто тяжело справиться со всем, что происходит вокруг.

Ключевая особенность таких скандалов – это поведение сохраняется и усиливается, если вы так или иначе уделяете внимание ребенку во время взрыва. Если вы начнете стабильно игнорировать ребенка, когда он «скандалит», вспышки пойдут на спад.

Когда ребенок «скандалит», то он сохраняет способность контролировать свое поведение, это поведение может усиливаться или уменьшаться в зависимости от поведения взрослых людей вокруг него. Скандал прекращается, когда ребенок получает то, что он хочет, или когда он понимает, что вспышка не приведет к желательному результату.

Если родители время от времени «уступают» во время вспышек, дети начинают закатывать скандалы снова и снова, поскольку такое поведение оказалось эффективным, если им отказывают в том, что они хотят.

По мере взросления детей у них развиваются навыки саморегуляции, чтобы справиться с тревожностью и гневом. Если похожие на «истерику» поведенческие вспышки не соответствуют стадии развития ребенка, это может привести к большим социальным и эмоциональным трудностям из-за неуместного поведения.

Что такое «нервный срыв»?

Нервный срыв происходит, когда ребенок теряет контроль над своим поведением и может успокоиться, только когда достигнет стадии истощения.

Нервный срыв – это реакция на перегрузку, например, очень часто это последствие чрезмерной сенсорной стимуляции. Скандалы могут привести к нервным срывам, так что очень часто различить эти две поведенческие вспышки непросто, если вы плохо понимаете сенсорные реакции ребенка.

Когда человек с аутизмом испытывает слишком много стимуляции из окружающей среды, это может привести к перегрузке центральной нервной системы, которая теряет способность обрабатывать входящую информацию. Это фактически физиологический «затор на дороге» в центральной нервной системе, и поведение в ответ на сенсорную перегрузку – это проблематичное поведение водителя, который застрял в пробке. Представьте, что вы спокойно едете к пункту назначения, напеваете любимую песню и тут внезапно шоссе полностью встает. Теперь вы не можете продолжать путь, ваши ожидания от ситуации совершенно не оправдались, вы окружены огромными грузовиками, вдыхаете выхлопные газы, вас оглушают автомобильные гудки, а окна вашей машины находятся под прямыми солнечными лучами. Тревожность от самой ситуации усиливается от всех этих ощущений, и у вас начинается сенсорная перегрузка. Последнее, что вам нужно, это оставаться в этой пробке, но выхода у вас нет. Раздражение и перенапряжение – это нормальные реакции в такой ситуации. Может быть, вы выключаете радио, закрываете глаза, пытаетесь глубоко дышать, чтобы успокоиться (социально приемлемое желательное поведение). ИЛИ вы выскакиваете из машины и орете в приступе гнева (нежелательное дезадаптивное поведение).

В период повышенной тревожности и стресса симпатическая часть нашей автономной нервной системы начинает выработку гормона кортизола и запускает реакцию «бежать или сражаться». Когда люди с аутизмом или дисфункцией обработки сенсорной информации испытывают сенсорную перегрузку, они неспособны регулировать сенсорные сигналы из окружающей среды, и их тела начинают воспринимать эти сигналы как огромную угрозу.

В моменты нервного срыва контроль над поведенческими реакциями теряется. И очень важно это помнить – нельзя ожидать логических и рациональных ответов в ситуации, когда организм ребенка воспринимает обычные сенсорные сигналы как нападение.

Из-за такой разницы в контроле над своим поведением стратегии для скандала и нервного срыва должны быть очень разными.

Стадии истерики

Стадия крика – ребёнок истошно кричит, ничего не требуя и никого не видя вокруг.
Стадия двигательного возбуждения – начинает кидать всё, что попадается ему под руку, а если ничего нет, просто топает ногами и размахивает беспорядочно руками.
Стадия рыданий – ребёнок рыдает, всхлипывает и смотрит страдающим взглядом.
Если во второй стадии на ребёнка не обращать внимания, то третья не наступит. В третьей стадии вы обязательно должны помочь ребёнку успокоиться, иначе она может продлиться бесконечно долго, та как ему трудно справляться со своими эмоциями. Обнимите его, прижмите к себе, посадите на колени и покачайте. Обессилевший малыш, успокоившись, скорее всего, захочет полежать или даже поспать.

Физиологические причины детской неуравновешенности

Для начала попробуем в коррекции нервного характера обойтись «малой кровью». Физиологические факторы тоже влияют на поведение детей, особенно младшего возраста.

Условия, которые в самую первую очередь нужно создать своему чаду для полноценного развития и формирования его как личности:

  • сложившийся режим дня;
  • достаточный сон;
  • правильное питание;
  • соразмерные физические нагрузки;
  • соблюдение личной гигиены.

Если все физиологические условия созданы, но малыш по-прежнему остаётся нервным, то корректировать нужно ваши с ним взаимоотношения.

Если малыш нервничает, значит, ему это выгодно

Дети — люди очень практичные. Если они, сознательно или неосознанно, делают свой выбор в пользу нервности, а не спокойствия и уравновешенности, — значит, им это выгодно, и значит, вы, в своё время, показали им, как пользоваться нервностью в собственных интересах.

Ситуация: мама занята, а дочке что-то от неё нужно. Малышка просит спокойно — мама отвечает «Да, сейчас, подожди» и продолжает заниматься своими делами, затем дочка просит настойчивее, и только когда она срывается на плач, мама её замечаете и даёт ей то, что нужно. Постепенно у малышки формируется понимание, что проще сразу предъявить своё требования в форме истерики — тогда оно будет выполнено быстрее.

Маме в данной ситуации следовало бы поступать так: если она может выполнить требование сына или дочки и нет причин для отказа, то сделать это нужно сразу, не дожидаясь истерики. Если требование невыполнимо, то нужно объяснить, почему оно не может быть выполнено, и не потакать капризу, даже когда ваш отпрыск плачет и истерит. У малыша не должна формироваться модель взаимодействия с окружающими «я плачу — получаю желаемое», наша цель — «я прошу нормально — меня вознаграждают». Другими словами, детям нужно создавать условия, в которых им выгодно быть спокойными и здоровыми, а не агрессивным и капризным.

Родительское хладнокровие и последовательность

Если момент давно упущен, то ваша задача сейчас быть хладнокровными и заставить механизм работать в обратном направлении, вознаграждать ребёнка, когда он спокоен и конструктивен, хвалить за то, что он смог быстро успокоиться и всячески поощрять его за уравновешенность, пусть даже это выглядит искусственно.

Следующий аспект, способствующий формированию у ребёнка нервного поведения, это непоследовательность родителей в системе поощрений, запретов и наказаний.

Имеется в виду, когда один и тот же поступок ребёнка в одной ситуации трактуется как негативный и за него наказывают, а в каком-то другом контексте — не замечается. Сюда также относим модель поведения родителей, когда они выдвигают ребёнку требование, но девять раз из десяти не следят, чтобы это требование выполнялось, а на десятый переходят сразу к наказанию, причём за первые девять тоже.

Например: сын смотрит телевизор, и мама, каждый раз проходя мимо, спокойно говорит: «Выключи телевизор». Дети трактуют такую просьбу как необязательную к исполнению.

Правильно бы было сказать: «Смотришь ещё 2 минуты и выключаешь», а через 2 минуты сообщить, что время истекло, подойти и выключить. Ребенок может выдвинуть встречные требования, попросить ещё 5 минут, и, если это не принципиально, то мама может разрешить, а через 5 минут выключить телевизор. Ребёнок,скорее всего, будет возражать, но меньше, ведь его требование выполнено, с ним считаются.

Сила родительского слова

Если родители желают видеть ребёнка уравновешенным и послушным, значит, они должны делать все для того, чтобы их слово не утратило своего значения в глазах детей.

Предъявляешь требование — будь готов идти до конца и проследить за тем, чтобы оно было выполнено, в противном случае не выдвигай.

То же самое и с угрозами — если говоришь «Ещё раз так поступишь — я тебя накажу», значит, обязан наказать. Неуверен, что сможешь реализовать обещание или угрозу, — не обещай и не угрожай.

Целесообразность запретов

Детьми самого раннего возраста указания «Не трогай!», «Посиди спокойно!» тоже трактуются как требования, необязательны к исполнению, ведь воспроизводя эти фразы, родители сами прекрасно понимают, что ребёнок будет продолжать трогать, бегать, прыгать. Фразы типа «Нельзя кричать в автобусе!» или «Нельзя есть руками!» тоже очень сомнительны, ведь как же нельзя, когда малыш успешно как раз этим и занимается, при этом думает «Я кричу и ем руками, значит, это можно», в итоге — наше «нельзя» ровным счётом ничего не стоит, у нас нервный ребёнок, что делать и как это случилось, мы не понимаем.

Запреты имеют место в воспитании только тогда, когда это действительно необходимо.

Если в сторонней обстановке или в другом настроении вы бы не стали ограничивать ребёнка, то лучше сразу объясните ему, чем эта ситуация отличается от подобных. Например, «Мы в гостях и в доме есть пожилая бабушка, у которой как раз сейчас болит голова, поэтому мы не будем петь караоке. Придём домой — тогда можно».

Соразмерные эмоциональные и умственные нагрузки

Гармоничным состоянием ребёнка является уравновешенность и склонность к компромиссам, если вы в своём ребёнке перестали это наблюдать, значит, появился сбой в процессах возбуждения и торможения. Либо один из них стал преобладать, либо они сменяют друг друга слишком быстро или неупорядоченно.

Чаще всего причиной детской нервозности является перегрузка процесса возбуждения.

Это необязательно систематическое состояние ребёнка, — нервозность может проявляться ситуативно. Для малыша это избыток информации, слишком бурная смена событий, большое количество впечатлений, которое он не может переварить. Для ребёнка школьного возраста это может быть слишком большая академическая и факультативная нагрузка. Дозируйте эмоции и нагрузки.

Моделирование смысловой нагрузки событий

Нервность очень легко развивается при неприятных или страшных впечатлениях как постоянных, так и единичных. Причём ситуация не обязательно должна быть объективно катастрофической, — более важно, какой смысл ей придаёт сам ребёнок. Здесь реакция ребёнка это полное отображение реакций его родителей и окружающих его близких людей.

Даже классическую причину детского невроза, развод родителей, ребёнок может легче перенести, если родные не драматизируют ситуацию и не нагнетают обстановку.

Искусственное понижения важности и трагизма любого самого неприятного события со стороны родителей нивелирует негативное влияние этой ситуации на ребёнка и соответственно понижает риск возникновения нервозности.

Если же ребёнок растёт в атмосфере нервозности, где родители не разговаривают, а постоянно кричат на ребёнка и друг на друга, где малыш наблюдает самые крайние проявления эмоций близкими ему людьми, — нет ничего удивительного в том, что он вбирает в себя все происходящее и воспроизводит вам то, что наблюдает вокруг себя. Ваша задача — самим научиться нести положительный заряд и тогда, не заметите, как ваш настрой передастся окружающим и в первую очередь — вашему когда-то неуравновешенному ребёнку. Будьте внимательны к своим детям ведь их нервозность может являться проявлением серьезных нарушений в эмоционально-волевой сфере. Здесь уже понадобиться все ваши усилия и любовь чтобы исправить ситуацию, когда её можно было избежать. Любите и чаще обнимайте своих детей это располагает к спокойствию.

Психолог, психотерапевт, специалист по личному благополучию

Светлана Бук

Психолог рассказывает, — как невроз ребёнка связан с проблемами в семье:

Волонтеры приехали уже на следующий день. Пока они гуляли с малышкой, Анна реализовала свою самую большую потребность. «2 часа ничем не прерываемого сладкого, спокойного сна, после которого я готова обнимать основателя проекта и всех вокруг», — Анна Самаркина родила долгожданную Марьяну в начале мая и столкнулась с проблемами, с которыми сталкиваются почти все мамы, родившие первенца: недосып, вечная тревога по поводу здоровья ребенка, нерегулярное питание. Еще это состояние называют послеродовой депрессией. По словам психолога, автора проекта «Помощь уставшим мамам» Марии Будылиной, послеродовая депрессия — не болезнь, она складывается из простых физиологических проблем. «Мамы мало спят, не успевают поесть, нервничают, устают, прячут свои эмоции и в какой-то момент взрываются».

«Дочке три недели, муж на работе, родители в другом городе. Мы очень плохо спим, дочь потеряла в весе и каждые 2 часа её надо покормить плюс сцедиться. Я очень чутко реагируют на её шевеления, покряхтывания, просыпаюсь, чтобы проверить, все ли в порядке. Такой сон не позволяет мне восстановиться», — Анна ждет волонтеров на следующей неделе, чтобы поспать и отдохнуть еще раз.

Автор проекта Мария Будылина, перинатальный психолог с 8-летним стажем, работает в женской консультации Калининского района. Одной из самых распространенных проблем, с которыми к ней обращаются мамы — усталость на грани срыва. «Гинекологи, как правило, направляют ко мне людей, которые уже «при смерти”, — с печальной улыбкой рассказывает Мария. — И что я могу дать этим измотанным женщинам, которые даже на прием к психологу вынуждены брать с собой детей, потому что их не с кем оставить? В таких условиях мы даже поговорить толком не можем».

Фото: https://vk.com/mom4mom

25 апреля Мария написала на своей странице пост, в котором предложила собрать волонтеров, готовых помогать таким мамочкам, придя к ним домой с поддержкой: «Через мой кабинет в поликлинике проходит очень много мам. Часто мамы в депрессии, усталости и очень измученные. Часто они страдают в окружении своих детей, не потому что их не любят, а потому что нет сил. На подобный запрос я предлагаю психотерапию (бесплатную) и помощь благотворительных организаций (одежда, мебель, коляски, памперсы). И знаете, что говорят мне мамы? Что, мол, спасибо, да, денег у нас в семье и правда маловато, но не в деньгах дело. Нет сил».

Пост собрал 14 тысяч просмотров, сотни лайков и перепостов. Постепенно идея превратилась в осознанный проект, в котором уже заняты 15 проверенных лично Марией волонтеров, часть из них — профессиональные психологи. В ближайшее время Мария планирует официально зарегистрировать организацию. Сейчас идет поиск возможных схем финансирования: пожертвования, гранты, спонсорство. С этим сложности.

Мария знает, как тяжело бывает мамам маленьких детей: «Я сама разошлась с мужем, когда дочке было 5 месяцев, и мы с ней на своей шкуре весь этот процесс прошли. Я начала работать в поликлинике, когда малышке было 4 месяца. И у меня был постоянный недосып — ребенок до 4 лет ел по ночам. Мне просто нужен был человек дома, чтобы я поспала».

Мария говорит, что послеродовой депрессии подвержены все, но в большей степени она развивается на фоне недосыпания и недоедания. Второй фактор — отсутствие поддержки окружения. Мама с грудным ребенком, как правило, находится в изоляции, ребенок забирает 100 % ее времени и внимания. Если дома нет родных, а муж на работе — мамины эмоции накапливаются и никуда не выходят. «Мама-то думает — она сейчас родит, и ребенок будет с ней общаться. А он не будет общаться. Он не понимает ничего. Она ему дает-дает-дает, а он — только берет-берет-берет. Он не сможет отразить ее настроение, ее усталость. И вот здесь получается слом — у нее есть эмоции, но если дома никого нет — высказать их некому. Человек уходит в себя, она эту подавленную агрессию спрячет внутри. И рано или поздно это все взрывается».

«В прошлом году участились страшные случаи: мамы выбрасываются из окна или выкидывают детей. Если анализировать семью, то выясняется, что мама находилась в изоляции. Особенно если рождается второй ребенок и получается, например, двухлетка и младенец. Или она не следит за двухлеткой — это тот случай, когда дети выпадают из окна, в Петербурге в прошлом году три случая были. Или она не успевает следить за младенцем, или она следит за всеми — но у нее самой едет крыша. На прием такую маму невозможно вытащить — она не ходит в поликлинику», — говорит психолог.

Какая помощь нужна

Сейчас мамы, нуждающиеся в помощи волонтеров проекта, выстраиваются в очередь: «Мы уже еле справляемся. Но результаты — потрясающие. Хотя есть и критики. Например, меня спрашивают, а почему только помощь уставшим мамам, а как же одинокие отцы?, — улыбается Мария Будылина. — Мы можем приехать и посидеть с ребенком, погулять с ним, отпустив маму делать свои дела, например посетить врача, сходить к косметологу, или просто дать ей возможность поспать или поесть спокойно, без дерганий. Если это многодетная мама, мы можем помочь маме сделать какие-то домашние дела, пока она сидит с ребенком, или поиграть с младшими детьми».

Фото: https://vk.com/mom4mom

Волонтеры проекта уже съездили на 10 вызовов. В каждой семье ситуация разная, потребности — тоже. В одной — мама четырех детей просила помочь с детьми, чтобы иметь возможность помыть окна. В другой — прибиралась в квартире, пока волонтеры играли с детьми. В случае с Анной Доброхотовой, мамой годовалых двойняшек, достаточно было просто поговорить: «Пришли волонтеры-психологи, я пожаловалась им на жизнь свою горемычную, поныла — и мне легче стало. Я не могу сказать, что я совсем не справляюсь, просто мне бывает одиноко, грустно. Девочки сразу распределили двойняшек: в белой футболочке — твой, в зеленой — мой. За это время мы поболтали, меня выслушали — и моими детьми интересовались неподдельно. Восхищались ими искренне. Как же мне этого не хватало. У нас нет бабушек, которые бы умилялись моим няшкам-двойняшкам».

Ольга Чубакова, мама двух девочек 1 года и 8 лет, благодаря волонтерам, впервые за год провела несколько часов со старшей дочерью: «Пока волонтеры гуляли с Есенией, мы со старшей были вдвоем — читали книжки, разговаривали, обнимались. Странным образом, после того как пришли волонтеры, активизировался отец младшей дочки — он удивился, что я позвала волонтеров, и с тех пор стал ежедневно с ней гулять, чего я не могла добиться от него на протяжении полугода!».

«Обычно общество возмущается: мол, знала, на что шла. Но вот честно — не знала! Да, готовились морально, но когда сталкиваешься с этим в реальности, понимаешь, что ресурсов не хватает, — рассказывает Анна Самаркина. — Мамам иногда нужно просто немного восстановиться и услышать слова поддержки, а не «мамаша, вы что ребёнка хотите загубить?” или «не ты первая, не ты последняя, раньше в поле рожали и ничего”. Сейчас мама оказывается изолированной в квартире одна с детьми. И что делать, если родные далеко, муж и подруги на работе, а денег на помощницу нет? Как не сойти с ума? Я не жалуюсь ни в коем случае, и я очень люблю своего ребенка! Но чтобы дать ей все, что нужно, мне нужно восполнять запасы энергии — физической и эмоциональной».

Психоаналитик Ирина Вислобокова, одна из 15 волонтеров, рассказывает, что ей проект понравился тем, что он практически единственный, отозвавшийся на реальную проблему: «У нас в городе есть сильная социальная поддержка, но только мало¬имущим — в виде материальной помощи (подгузниками или одеждой), а человеческой поддержкой не занимается никто. А зачастую маме нужно просто пообщаться, фокус переключить на что-то иное, психологическая помощь».

Безопасность

Пока организация не зарегистрирована, Мария может лишь личным авторитетом подтвердить благие намерения. Многие мамы опасаются мошенников, волонтеры тоже беспокоятся — мало ли что их ждет в семье.

«Пока мы решили все сдать классические анализы, которые сдают будущие мамы для обменной карты: ВИЧ, гепатит, сифилис, флюорография — мы же все-таки с грудничками общаемся. Сделаем всем медкнижки. Также волонтеры проходят три уровня проверки: встреча со мной лично, встреча в коллективе волонтеров — на собраниях, которые я провожу регулярно. На первый вызов человек обязательно идет вместе со мной. Для безопасности волонтеров я хотела купить им браслеты с тревожной кнопкой — но это очень дорого. Пока мы ограничиваемся контрольными звонками — в начале встречи и в конце, и маме — все ли ее устраивает. Эксцессов не было», — говорит Мария.

Если мама соглашается отпустить детей на прогулку с волонтерами — они оформляют расписку по образцу, подготовленному профессиональным юристом. «Мы между собой в шутку называем ее «акт приемки и передачи”», — смеется Мария.

Контингент проекта — это мамы-одиночки, многодетные мамы и мамы грудничков. Но по факту, если вы чувствуете, что не справляетесь, что вам невыносимо, плохо, вы устали — вам сюда.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *