Карпов расстрелял людей

— А я не знаю почему, а ты мне нравишься,
Сама не знаю почему, но ты мне нравишься…
(И понимаю, что сама я не красавица)…
Но сердце стучит, но сердце зовет…..
Тук-тук-тук, стучит сердечко,
Тук-тук-тук, стучит и плачет…
Тук-тук-тук – зовет тебя любя…
«Народная» проводница Вера Сердючка «Тук-тук-тук»
— Бери бинты…., Таня… — Начальник КМ С.М.Карпов
Принцип американского кино – герой не дрогнет, терпя самые жуткие пытки и побои, но непременно поморщится от боли, когда (его) девушка будет бинтовать и обрабатывать раны…(факт)
Судя по эпиграфам, вы подумали, что я рехнулась окончательно. И бесповоротно) Сразу хочу разочаровать – процесс «чеканутости» у меня уже давно, усугублять его уже просто некуда, да и логика моих эпиграфов станет понятной немного позже….в смысле, далее по тексту.
Итак – сегодня объект моего внимания – сериал «Пятницкий» (который тоже «хорошая история», как обещал нам телеканал НТВ. Спорить не буду, я его элементарно не смотрю)))), вернее – как я сказала – вырванные наглым образом из контекста три серии.
Значится так…начну, как я это люблю, с конца. Ну сказать, что я не ждала серий про Карпова, ввиду окончания «Глухаря» — будет неправдой. Я этого и не говорю. Для себя знала – героиню-Ирину Зимину я как-то «не вытяну» в полном объеме, а вот три серии посмотреть можно (вспоминаю анонс и Стасиково глухое «Зимина, ты должна мне помочь…»)))). Да. И вот – «красный день календаря» наступил. Говорю сразу же – «просмотр» начался с прочтения комментариев к сериям…каюсь) Это изначально сыграло злую и некрасивую шутку с моим воображением… Я уже не могла воспринимать то, что будет происходить на экране, хоть с какой-нибудь серьезностью. Ну правда) Короче, чтоб долго не трындеть об ощущениях – я действительно бОльшую часть кина даже не смеялась…валялась) Ну, весело мне было) Теперь по существу) Итак – ЕДИНСТВЕННЫЙ плюс обозначенных серий – Карпов в сумасшедшем доме. Да ладно, я не садистка….я исключительно об игре актера Котлярского. Блестяще. Никогда не думала увидеть такого Карпова))) За сим – о плюсах все.
Теперь, мое любимое – остальное. Слушайте, а почему надо было сделать кино, целиком и полностью повторяющее низкопробные американские «боевички»? Где не важен ни смысл, ни хоть какая-то логика происходящего на экране, важна лишь составляющая «экшн», романтиШная составляющая и то…с натяжкой) Шо ж мы поимели тут?
По порядку…после прелюдий моих. Серия 27. «Маски шоу и девочка в багажнике». Не буду, конечно, сюжет пересказывать, идем по существу. Маски-шоу – «Дорогой Дедушка Мороз, передай, пожалуйста, привет в Голливуд – режиссерам фильмов «Незнакомцы» и «Темный рыцарь», или дай Карпову почувствовать себя Джокером….) Объяснять надо? Я думаю, посыл мой ясен…Далее – интересно – зачем в багажнике нужен ЖИВОЙ свидетель сделки на «энную» сумму денег и с наркотой впридачу? Никак мне неясно, здоровый мужик, которого маленькая девчушка, устроившая аварию, не совсем правильно поняла, даже увидев пистолет, ее взял с собой «а ну, красивая, поехали кататься?»… Или ЧТО? Ой нет-нет, памятуя о дальнейших событиях….ясно, почему не убили…чай, умные)))) Разобравшись со «сделочниками» подполковник МВД Карпов действует против всяческой своей логики и закрывает грудью девушку от хулиганов….ну, от своих оперов) Которые мыслили-то логично – свидетеля убрать (и проблем бы, далее произошедших, не было)))). Уж не знаю, что в данный конкретный момент произошло со Стасиком, что его той темной ночью так испугало, но повел он себя прям как «тимуровец» начинающий….Дальше – ладно – жесть продолжается, свидетели убираются – Карпов у нас прежний, чего не предвещала его ночная сентиментальность)
Серия 28. «Я очень соскучился…» Карпов продолжает настаивать девушке, шо он-де ее спас…два раза, денег дал, снова же вразрез с мнением своих оперов…только бы молчала) Так оно как бы безопаснее. И шо на него нашло – я все еще не понимаю, хотя ненавязчиво намекнул он, что Таня, а не Татьяна, можно, но ненужно))) Ну ненужно, к чему эти «оргии») Еще один эпизод с масками-шоу я пережила не так нервно, и это…девушку-то похитили, блин….как думаете, хотя все уже давно знают – что же будет потом? И еще – в отделе зачем-то опера одного расстреляли) Ну так вышло) Как говорил Карпов в Глухаре – «у нас тут каждый день кого-то убивают…»
Серия 29. «Карпов – тоже человек. Местами». Самая крутая серия из трех. Да в прямом смысле) Ясно, что плохие дядьки бандиты через девочку, которую защитил Стасик, решили его найти и бабло свое у него забрать) а чего он влез, куда не надо? Но мы видим мелодраматический боевик в стиле – спасение утопающих – дело рук самих утопающих, даже с пенопластом, избивалки бравого подпола, мелькнувшую любофф, очередной налет, «я буду мстить, и мстя моя страшна….». Конец истории)
Нифига не понятно, да? Ну что – это был краткий пересказ того, что происходило некоторым временем ранее, когда крутой чел Карпов работал под началом не менее крутой дамы Ирины Зиминой, которой он вот сейчас это все и рассказывает). Ибо сейчас некогда подполковник, ценой титанических усилий бывших коллег, сидящий в сумасшедшем доме, а не мотающий пожизненный срок в колонии строгого режима, далек от того образа, который описан выше. Ну так получилось. Так придумали. Печальки мои вот в чем:
— 27, 28, 29 Пятницкий – это «Идетификация Борна», адаптированная на «местного» зрителя. Даже сцен много схожих.
— Далее. Раз речь у нас шла о деньгах и наркоте, разумеется, все это счастье УМНИЦА Карпов должен был где-то запрятать) Хи-хи…сюрприза не вышло) «Сейф» оказался там, где всегда – в стене, за картиной) Точнее, за картой округа) Но в стене) Фантазия в разгон не пошла)
— Когда речь шла снова же о деньгах, опера оказались в одном с Зиминой месте и в одно время…ну, бабло искали) Почему? Чтоб «больнее» делить потом – кто кому и что должен)
— Сцены в подвале – Карпов и дЭвушка в заложниках. Пока Стасика не подвезли в пункт назначения, Танечка ничего не могла там (в подвале) найти и вообще – была в страшной панике и истерике – ну это ясно) Стасик здесь явился генераторм «страшной» идеи. Нет, он ничего такого сам (слава богу) не сообразил, но пока его там били смертным боем, девушка взяла кусок пенопласта, чем-то там придала ему форму пистолета (!!!) и этим напугала двух вооруженных мужиков)), тем самым помогла им с Карповым убежать) Как я люблю говорить – ВНЕЗАПНО) А по дамочке и не скажешь)
— Мордобой) У меня всегда по этим поводам веселится мама, обладающая нехилым чувством юмора) Я тоже скажу – когда чела (да триста раз полковника, и один раз – генерала) ТАК бьют, боюсь….у него не только острить, а вздохнуть уже сил не будет. Не говоря о том, чтобы на кого-то напасть, начать душить, идти на своих двоих, открывать перед девушкой дверь автомобиля. НЕ ПЕРЕУБЕДИТЕ.
— Карповские остроты. Как говорит моя «подружка» Вера Сердючка – «шо це, кому це, куда це?». Это даже в исполнении Карпова выглядело нелепо. Снова же – били так, что отбить должны были всё. Без вариантов. Но показать, шо он-де мужик, Куликов был обязан.
— Девушка-Таня. Актриса играет настолько паршиво, что я даже не смогла понять, простите, жгучего интЭрЭса Карпова к сей девочке. Ну там вариант «на войне, как на войне», может быть. Она как-то так с надрывам, очень переигрывала, руки почему-то, ведя машину (они должны были об руль чуток очиститься) у нее до сих пор ТАКИЕ грязные, что ни к чему притронуться она не может. И перевязку Карпову она сделала хреново))) Между прочим. Не говоря уже о вопросах – «Больно?…», «Ой, а у тебя, наверно сотрясение?…» Так и хоцца спросить – сотрясение чего?….И еще — всенепременно — обозначенная девушка не замужем, ни с кем не встречается, у нее только мама…в соседнем парадном) Аж обидно…как-то….ей богу) Ну и да…извечные вопросы — а что с нами будет…а что делать…это уже даже как-то самой сабой воспринимается))))) (хотя, как прорвало подружку мою — «С НАМИ?!!»….ну, что дальше будет, в смысле))))
— Любофф. Эх товарищи-сценаристы, дай вам бог здоровья…Я знаю, некоторым понравилось мое слово «очеловечивание»…так вот – тот образ Карпова, который был нам знаком…сколько…три года? Зачем-то сейчас пытаются именно реабилитировать. Типа он – упырь, да, но тоже человек) и девчонку от пацанов защитить, и котенка с дерева снять, если надо будет…и весь такой побитый-забинтованный-обесслиленный-обколотый поддается влиянию момЭнта и выдает нам на гора романтику)))) с поцелуями и последующим пробуждением с девушкой в одной кровати) Ну уже не «собралась, ушла»…типа – нате вам. Берите) Девушкин вопрос мечущемося по квартире Карпову «Завтрак?»… добил меня окончательно…
— Убийство в отделе. Я не совсем поняла – а нафига вообще это ….все? Это ТАК притянуто за «ухи»….и то…ну надо было хоть упомянуть где-то в том же Глухаре, что такое имело место быть…блин. Тут вдруг целая история вылезла – деньги-наркота-Сычев какого-то черта, одним словом – клиника.
— Хорошая девочка Зимина. Я уже говорила, что образ Карпова для меня был, есть и будет двояким, неоднозначным…теперь у него как-то то ли совесть пробудилась, то ли с таблетками ему переборщили, но заявки типа – Зимина, ты хорошая…в самом простом смысле этого слова….а я нет. И Леня – племянник мой – единственная (как оказалось) радость в жизни…Где ж ты был в то время, когда родителем его «подрабатывал»? И совсем уже – в «стиле» Карпова после съеденной курицы-гриль и выпитого пива, фраза – как мало нужно для счастья, жаль, что я раньше этого не понимал….. НУ ЗНАЕТЕ….(хотя верно замечали девочки, внешний вид Карпова никак не подтверждает его слова о том, что он не ел нормально уже год…)
— Метаморфозы. Каким-то образом, спасибо за то, что обратили внимание, девочки – автоугонщик, расстрелянный Карповым сотоварищи в сезоне Глухаря номер два, в Пятницком, хоть и в воспоминаниях, стал опером Славой… Какие-то страшные вещи происходят с квартирой Карпова….учитывая тот факт, что совсем это даже и не она)))) С квартирой его матери….учитывая то же самое… Балдею от находчивости Зиминой с метало-деньгоискателем…в квартире Карпова…и ее безошибочный взгляд на чертежи здания….когда она сразу поняла «где деньги (Карповские) лежат…» И Зимна еще чего-то вдруг (внезапно, исправляюсь)))) стала левшой) Шоб из Вальтера пострелять)
— Сам образ Карпова (это к тому вот «Тук-тук-тук»…). Даден контраст – между тем, каким он был – волк, тигр, не знаю, и между тем, каким он стал. Унижение, когда он пил из рук Зиминой…так еще постараться надо….да уж) Про Таню, которая, силюсь понять, ЧЕМ взяла этого умного, сильного, безбашенного мужика..я уже сказала. И вот вопрос – на кой?… авторам надо было начинать процесс реабилитации Карпова? Сначала – объяснение своих 20 минут свободы (хотя это не глупо…), хорошая Зимина, сантименты…И что в итоге? Сломался? Совесть замучила? Накатило? …да нельзя так…
Повторяюсь – это мой взгляд на Пятницкий Карпова….в котором одна сильная сторона имеется (безо всяких там эмоций и личных симпатий) – игра Котлярского. Ибо то, как он смотрел на небо через решетку…..передать нереально.
Но если вдруг Пятницкому…продолжению с Карповым быть – ТАКОЙ жести, выстроенной на шаблонах и клише, я уже не выдержу.
Как обычно – ничего личного и без претензий на единственно верное. И да, я еще пока в своем уме)))

Формат пуще неволи

Взыскательная публика брезгует детективными сериалами, относится к ним как к мусорному «экшену», в лучшем случае — как к аудиовизуальной жвачке. Для этого есть основания. Они низкого художественного уровня по большей части. Но, с другой стороны, они подспудно информативны. В них содержится много улик по части отклонений от нормы нашего государственного общежития. Не прямых, разумеется, а косвенных, но достаточно убедительных для того, чтобы озаботиться остротой проблемы.

Наблюдая траекторию развития этого жанра на протяжении последних полутора десятков лет, видишь перед собой метасериал о складывающихся или не складывающихся отношениях Государства и Общества.

Для начала признаем, что если есть в нашем мире маниакальные серийные убийцы, то не могут не завестись в нем и серийные маньяки сыскного ремесла. Те и другие — романтики с большой дороги.

Второе, что стоит уяснить: этот формат — один из самых высокорейтинговых независимо от качества. Когда в эфире федеральных каналов шли «Бандитский Петербург» или «Бригада», их, казалось, смотрела вся страна.

Криминальный формат с течением времени стал для массовой телеаудитории тяжелым наркотиком со всеми вытекающими отсюда последствиями — привыканием, зависимостью, сомнамбулизмом, депрессией. Стало быть, можно констатировать, что по одну сторону экрана расположились наркоманы, по другую — наркодельцы. То бишь производители одуряющего зелья и его курьеры — телевещатели.

Для начала признаем, что если есть в нашем мире маниакальные серийные убийцы, то не могут не завестись в нем и серийные маньяки сыскного ремесла.

В последние годы тяжелый наркотик стал повседневной жвачкой: «Турецкий транзит», «Дурная кровь», «Дикий», «Шаман», «Ментовские войны», «Морские дьяволы», «Мент в законе», «Учитель в законе», «Улицы разбитых фонарей» — то ли десятый, то ли двадцать пятый сезон…

Тем не менее смею утверждать, что вся эта игровая ментовско-уголовная хроника, расфасованная по сериалам с разными заголовками, является важным социологическим зондом, позволяющим угадывать настроения зрительской и, шире, электоральной массы, ее ожидания, ее представления о том, как реально устроено государство.

Живем по понятиям

«Бандитский Петербург» явился на наши экраны в конце 90-х годов. Тогда разваливалась не страна — рассыпалась собственно государство. Конституция стала пустой формальностью, право — ненужной условностью. Законы подменились понятиями. Официальные институты играли роль крыши для преступного мира, у которого само государство служило на посылках. Язык межличностного и межгруппового общения — язык насилия, подкупа, угроз и шантажа. Такая картина реальности проступила тогда в необыкновенно популярном сериале. Глава криминального клана Антибиотик подчинил себе милицию на местном уровне, заручился поддержкой в администрации и в парламенте, взял на довольствие несколько крупных милицейских чинов.

Кадр из сериала «Бандитский Петербург»© НТВ

В этой ситуации постсоветский гражданин оказался между молотом и наковальней, то есть между коррумпированным государством и организованной преступностью. И если он не брал ту или иную сторону, то оставался сам по себе и сам для себя.

Он сам для себя вырабатывает мораль и сам для себя создает право. Как Данила Багров, герой фильмов «Брат-1» и «Брат-2». Не надеясь ни на кого — ни на парламент, ни на прокуратуру. И если такой герой в таком фильме вызвал всенародную симпатию, из этого следовало, что страна себя в нем узнала. Художественный фильм стал в значительной степени документальным свидетельством случившегося слома в общественно-государственных отношениях.

Сначала население углядело свои страхи и психические травмы в фильмах Балабанова. Затем — в «Бандитском Петербурге». Наконец — в «Бригаде». Но это еще и поколенческий сериал-манифест. Общее в них прежде всего то, что сыскарь здесь не в центре повествования. Внимание зрителей почти полностью переключено на тех, кто вне закона.

Криминальный формат с течением времени стал для массовой телеаудитории тяжелым наркотиком со всеми вытекающими отсюда последствиями — привыканием, зависимостью, сомнамбулизмом, депрессией.

Относительно законопослушный телезритель предпочитает отождествлять себя с незаконопослушными героями. Проблема еще и в том, что ближайшее окружение авторитета в законе Саши Белого представлено на экране как более справедливый и человечный мир, нежели мир бизнеса, политики и спецслужб.

Впрочем, могут сказать авторы, это уже проблема реальности, а не ее отражения. Так ее чувствуют и интерпретируют миллионы людей. Потому «телеотражение» и вызвало столь активный интерес. «Тем более оно вредно для миллионов», — говорили жесткие противники сериала. А надо ли обижаться на барометр, когда он обещает скверную погоду? Должен ли заболевший человек выбросить за окно градусник, который показывает высокую температуру? С сериалом «Бригада» не было бы проблем, если бы он не был градусником, барометром или иным объективным прибором, указывающим на нездоровье общественного организма. «Бригада» — уже не просто кино, а диагноз.

По версии вестерна

Как отстраивалось демократическое государство в США, если вспоминать голливудскую мифологию? Среди мирных пастухов и земледельцев находился ответственный и благородный ковбой, который цеплял себе на грудь звезду шерифа, собирал команду (можно сказать и «бригаду») порядочных ковбоев и вершил справедливость.

Тот ковбой-шериф был компактной моделью государства. Но из него, по версии голливудских мифотворцев, произросла демократия в Новом Свете.

Те «бригады» профессионализировались, защищая стариков, женщин и детей от нехороших парней. Так родилась «Великолепная семерка», от них пошли великолепные «копы» (по-нашему, «менты поганые»), которые, к слову сказать, нередко вступали в борьбу не только с преступными синдикатами и торговцами наркотиками, но и с коррумпированными элементами в собственной среде, в мире бизнеса и политики. И, судя по успеху этих киносочинений у американского массового зрителя, в подсознании последнего крепко сидел и сидит образ государства, далекого от совершенства. Но мысли о том, что государство порочно изначально, что на него можно наплевать и о нем позабыть, американская киномифология не допускала. Хотя со временем, во второй половине ХХ века, появляются фильмы, ставящие под сомнение фундаментальные постулаты вестерновой идеологии. Фильмы эти обзывались «ревизионистскими». Их образцами можно назвать картины «Ровно в полдень» (1952), «Дикая банда» (1969), «Маленький большой человек» (1970), «Джоси Уэйлс — человек вне закона» (1976).

Кадр из сериала «Учитель в законе»© НТВ

Тут, правда, нужна оговорка: в американской действительности вилка между законностью и справедливостью не столь велика. Потому и на экране граница между легальным миром и криминальным пространством не просто юридическая, но морально-этическая. Пересечь ее в сторону правонарушения предельно опасно. Перескочить ее в обратном направлении мучительно трудно. Там есть фильмы, которые показывают, как обстоятельства выдавливают нормального человека в криминальный мир. И есть фильмы, которые объясняют трудности правонарушителя, пытающегося вернуться в правовое поле.

Есть такие попытки и у нас. Одна из них — «Учитель в законе», но она, увы, непоследовательная. Авторы быстро свернули с избранного пути, и сериал покатился по рельсам традиционной разборки между «авторитетами».

Когда у ментуры женское лицо

Нетрудно заметить в развитии российского сериала на определенном этапе склонность его героев ко все большей жестокости как со стороны преступников, так и со стороны правоохранительных органов. Те и другие не брезгуют зверскими избиениями, пытками, угрозами, шантажом, стирая правовую и моральную границы между уголовниками и детективами.

Кадр из сериала «Гражданин начальник»© ТВ-6

Являлись, впрочем, на телеэкран и вполне правильные менты. В сериале «Гражданин начальник» провинциальный следователь прокуратуры Пафнутьев давал мастер-классы исследования самых запутанных преступлений, ни на йоту не отступая от положений Уголовного кодекса.

Важным признаком очеловечивания ментуры можно было бы счесть, что у нее обнаружилось женское лицо. И не одно, а два, и оба — симпатичные. Сначала — Настя Каменская («Каменская»), затем — Маша Швецова («Тайны следствия»). Эти сериалы уютные, психологически комфортные. Недаром их можно пересматривать. И недаром телевидение их частенько повторяет.

Как можно было интерпретировать феминизацию сыскного ремесла? Прежде всего — как его гуманизацию. И не только. Обе дамы-следовательницы — и Настя, и Маша — во всех детективных коллизиях чураются тех версий преступления, что лежат на поверхности. Они копают глубже, уважают Уголовный кодекс, что по нынешним временам проблема как по одну, так и по другую сторону закона, не ищут легких путей и всегда оказываются правыми. В своих командах они и по части дедукции — лидеры.

Кадр из сериала «Каменская»© НТВ

Гуманизация сыскного дела, следовательно, шла рука об руку с его интеллектуализацией. И была еще одна попытка внедрить в правоохранительные органы представительницу слабого пола. Дарья Шевчук, героиня сериала «Бешеная», — опер в провинциальном городке — не только умна, толкова, хорошо сложена, обаятельна, но и ко всем этим достоинствам владеет приемами боевых искусств. Такой вариант российской Никиты.

Но, надо признать, опыт маскулинизации женщин, практикующих в сыскном деле, не получил продолжения на телеэкране. Даша отработала в полиции 16 серий, и на этом ее подвиги закончились.

А на землю с высот романтических представлений о борьбе с криминальным злом нас вернул сериал «Глухарь», выдержавший в нашем эфире несколько сезонов.

Приговор

Такого мента на отечественном экране видеть до этого не приходилось. Характер у человека открытый, глаза веселые, ум проворный. И чувство юмора в придачу. И выпить не дурак. И поколотить за здорово живешь может. Может сурово насупиться, может расцвести простодушной улыбкой с детскими ямочками на щеках. Переходы от одного настроения к противоположному у него мгновенны, как у фокусника, манипулирующего предметами.

Мент-лицедей — талантливый, обаятельный, художественно убедительный. На такой характер нанизывай себе одно милицейское приключение за другим и штампуй один сезон «Глухаря» за другим. Если не бессмертие, то долгожительство продукту было обеспечено.

Мне тогда же показалось, что судьба мента — Робин Гуда не безоблачна. Сценарист Илья Куликов в сотрудничестве с режиссером Гузель Киреевой не могли не наступить на больную мозоль охраняющей нас милиции — на которую надавил еще сериал «Место встречи изменить нельзя». Это когда Жеглов и Шарапов спорили о законности и справедливости.

Тогда противостояние ушло в песок. Стороны разошлись с миром. Потом оно не однажды вспухало. Последний раз — в «Ликвидации», где столкнулись одесский милиционер Давид Гоцман и столичный маршал Георгий Жуков. Моральную победу за явным преимуществом можно было присудить одесситу.

Кадр из сериала «Глухарь»© НТВ

В «Глухаре» Его Величество Закон проигрывает Его Ничтожеству Беззаконию, совершаемому во имя справедливости, по всем статьям.

Условные граждане из сериала могут быть благодарны новоиспеченному Жеглову. Он наказывает зло испытанными методами: у одного из негодяев выбил признательные показания кулаками и дубинкой, другого просто запугал, третьего шантажировал. Но сам Глухарев при этом постепенно теряет обаяние. Закон, хорош он или плох, не та штука, которой герой, призванный быть на страже закона, может постоянно изменять без ущерба для себя.

С течением сериала замечаешь, что расследуемые правонарушения — не самое интересное. Интересны нравственные и правовые коллизии, в которые раз за разом вляпываются и Глухарев, и его начальница-любовница Ирина Зимина, и стажер Коля, который почти так же наивен и правоверен, как фронтовик Шарапов. Всякий раз все они так или иначе из них выпутываются. Но разлад между законностью и справедливостью становится все больше.

Первый сезон «Глухаря» кончился на драматической ноте: закадычные друзья Глухарев и Антошин поссорились по гроб жизни. Антошин без суда и следствия приговаривает бандита к расстрелу и сам исполняет приговор. Концы на некоторое время удается спрятать в воду. Но по осени они всплыли. Их снова удается спрятать, теперь уже с помощью коррупционной сделки.

В «Глухаре» Его Величество Закон проигрывает Его Ничтожеству Беззаконию.

Коррупционный беспредел в милиции и становится главным героем нового сезона «Глухаря» (режиссеры Тимур Алпатов, Юрий Попович, Валерий Мызников). Появляется на экране новый герой — мент Карпов, который не во имя справедливости, а корысти ради предает Закон — он крышует бандитов. Тем временем Глухарь впадает в депрессию и лечит ее наркотиком. Вытаскивает его лучший друг Дэн Антошин, который, в свою очередь, по уши оказывается в коррупционной трясине.

В поединке с криминалом Серега Глухарев проиграл Системе. И не смог остаться внутри Системы. Он ушел из нее, чтобы не потерпеть такое же человеческое крушение, как реальный майор Евсюков. Глухарев покинул эфир, а его антипод, майор Карпов, еще одна жертва системного правоохранительного хаоса, еще один вымышленный двойник реального Евсюкова, оказался в психиатрической лечебнице. Он-то и стал героем двух следующих сезонов.

Выйдя из психушки с недолеченным душевным расстройством, Стас Карпов нанимается охранником. Позиция стороннего наблюдателя как-то лечит. Притом настолько, что в нем пробуждается здоровый инстинкт законопослушного правоохранителя. Он сбивает частную детективную бригаду и помогает штатному сотруднику угро ловить и обезвреживать преступников. Но тут обнаруживается, что штатный мент сам возглавляет внештатную структуру народных мстителей, которая, не надеясь на правосудие, специализируется на внесудебных наказаниях преступников. Круг замкнулся. Внутри — Самопровозглашенная Система Правопорядка.

Кадр из сериала «Карпов»© НТВ

В последней серии второго сезона «Карпова» к ней присоединяется политик регионального уровня — мэр города, случайно оказавшийся порядочным человеком. И, как мы, телезрители, имели возможность заметить, он непосредственно участвует в жестокой внесудебной расправе над директором детдома, продававшего детей педофилам. Его заживо жгут народные мстители. Расстаемся мы с Карповым и его ментами-добровольцами под дикие вопли горящего педофила.

Замкнулся и круг озверения. Сериал «Карпов» — это уже не диагноз правоохранительной системе. Это ей приговор.

А что сегодня в телевизионном эфире на криминальном фронте? Напор криминального мыла не ослабевает. Но что примечательно: ни одной отчетливой, запоминающейся фигуры бескомпромиссного рыцаря, борца со злом. Нет, исполняющих обязанности героев — пруд пруди. Но все они стираются из памяти почти сразу по окончании сериального повествования. Вместе с тем нельзя не отметить, что собственно художественный уровень сериалов этого сорта несколько приподнялся. Сужу по двум последним проектам — «Департамент» (Первый канал) и «Поиски улик» (НТВ). И преступные замыслы злоумышленников стали похитроумнее, и характеры персонажей кажутся более загадочными, внутренне противоречивыми, и актерские ансамбли оставляют неплохое впечатление.

Самая примечательная фабульная черта нынешних ментовских войн — выяснение отношений меж «своими». То есть между многочисленными спецслужбами, всеми этими ФСБ, СВР, ФСО, ГУСП, ГУЭБиПК. У каждой — свои политические и финансовые интересы вперемешку с карьерными амбициями начальников и начальничков. Хребтом такого государственного устройства становится тотальная коррупция, борьба с которой, естественно, оборачивается борьбой с государством. Причем не с конкретным, не с тем, которое и так разъедено изнутри, но с государством-институтом. Порочный круг взаимоистребления Государства и Общества замкнулся. В кино.

Так ведь и в жизни примерно то же самое, если верить расследованиям по следам межведомственных разборок: сенсационная гибель генерала Колесникова, арест генерала Сугробова, дело «Мастер-банка», дело Магина. Это только то, что вырвалось наружу. А какие там, в тиши ведомственных кабинетов, дела делаются, известно одному Богу. Или дьяволу.

Стало быть, сериалы с криминальной начинкой — ложь, да в них намек. И довольно жирный.

Понравился материал? Помоги сайту!

Подписывайтесь на наши обновления

Лента наших текущих обновлений в Яндекс.Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *