Что делала у бабушки?

Каков он, диагноз «Плюшкина»?

Деменцией врачи называют старческое слабоумие. Это неизлечимая болезнь, которая медленно, но верно пожирает мозг человека, его разум, волю и чувства. Есть, конечно, множество версий, кто более подвержен деменции, а кто меньше. Различные врачи выдвигают абсолютно разные гипотезы — что мы должны есть, чем запивать, сколько гулять и спать, чтобы в свои 50–60–70 мозг остался жизнеспособен.

Вот только фактом остается и то, что после 30 лет мозг начинает стареть. И всем тем, кто в 32–36 чувствует себя молодым и здоровым и посылает к чертям всех исследователей, хочется напомнить изречение Гоголя из «Мертвых душ», на которое многие из нас, читая поэму в школе, наверняка не обратили внимания: «Все может статься с человеком. Нынешний же пламенный юноша отскочил бы с ужасом, если бы показали ему его же портрет в старости. Забирайте же с собою в путь, выходя из мягких юношеских лет в суровое ожесточающее мужество, забирайте с собою все человеческие движения, не оставляйте их на дороге, не подымете потом! Грозна страшна грядущая впереди старость, и ничего не отдает назад и обратно! Могила милосерднее ее, на могиле напишется: «Здесь погребен человек!», но ничего не прочитаешь в хладных, бесчувственных чертах бесчеловечной старости».

Сравнивая свою бабушку с гоголевским Плюшкиным, я понимаю, что литературный старичок явно имел склонность к старческому маразму, а, значит, тоже страдал от деменции. От этого становится немного легче, ведь проблема, выходит, стара как мир. Вот только сейчас деменция стала проблемой мирового масштаба. К сожалению или к счастью, но продолжительность жизни на планете растет, а вот качество жизни после 60 лет — не у всех.

Особенности терапии старческой деменции

Старческой (сенильной) деменцией называют заболевание нервной системы, которое происходит вследствие поражения головного мозга и проявляется значительным снижением умственных способностей. «Деменция» в переводе с латинского означает «слабоумие». Эта приобретенная болезнь проявляется в основном у пожилых людей. Протекание заболевания зависит от ее причины и общего состояния человека. Но всем типам деменции свойственны такие проявления, как плохая память, сниженная способность к абстрактному мышлению, обучению и творческому развитию — вплоть до полного распада личности.

Причиной развития деменции можно назвать любую патологию, которая вызывает разрушение клеток головного мозга (ГМ). К таким болезням в первую очередь относятся:

  • болезнь Альцгеймера;
  • болезнь Паркинсона;
  • болезнь Пика;
  • сосудистые заболевания ГМ (инсульты, инфаркты и др.).

Кроме того, спровоцировать развитие деменции могут нарушения в работе иммунной системы (клетки, отвечающие за иммунитет, атакуют головной мозг) и генетическая предрасположенность. Среди других распространенных причин развития этой патологии — алкоголизм, опухоли ЦНС, черепно-мозговые травмы. Порой толчком к развитию болезни становятся вирусные энцефалиты, СПИД, хронический менингит. Также деменция может проявиться на фоне осложнений при почечной и печеночной недостаточности, при эндокринных или тяжелых аутоиммунных болезнях.

При наличии сразу нескольких причин старческую деменцию называют смешанной.

Это важно!

По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), сегодня во всем мире насчитывается 35,6 млн человек с деменцией. Прогноз неутешителен: к 2030 году это число может удвоиться, а к 2050 году — вырасти более чем в три раза.

На сегодняшний день в мире принят единый терапевтический подход к лечению старческой деменции. При легком и умеренном слабоумии эффективным может стать лечение препаратами ингибиторами ацетилхолинэстеразы и мемантином. Достаточно часто их сочетают. Лечение должно проводиться постоянно и пожизненно.

Современное лечение деменции невозможно без применения психологических и когнитивных тренингов, которые направлены на восстановление и компенсацию нарушений познавательных процессов у пациента.

Для постановки диагноза и назначения курса лечения на ранних стадиях деменции применяются специальные опросники. Принципы терапии старческой деменции зависят от причины, вызвавшей изменения в мозге.

Как лечить деменцию разных типов?

В медицинской практике деменцию классифицируют следующим образом:

  • деменция при нейродегенеративных заболеваниях (при болезнях Альцгеймера, Паркинсона, Пика);
  • сосудистая деменция;
  • деменция смешанного типа.

Самым распространенным типом является деменция при нейродегенеративных заболеваниях. Медикаментозное лечение включает назначение противодементных препаратов (ингибиторов ацетилхолинэстеразы и мемантина). Дополнительно проводится терапия сосудисто-метаболическими препаратами, в частности фосфатидилхолином, способствующим некоторому улучшению работы нейронов коры головного мозга. Также применяются препараты на основе церебролизина, актовегина и другие средства.

Сосудистая деменция развивается из-за нарушения кровообращения в сосудах мозга и может быть последствием инсульта, неконтролируемой артериальной гипертензии, атеросклероза, пороков сердца, диабета. Лечение этого вида деменции проводится стандартными противодементными препаратами, но обязательно в сочетании с контролем артериального давления, уровня холестерина и глюкозы крови, борьбой с гиподинамией (необходимы регулярные физические нагрузки). Обязателен прием антиагрегантов (ацетилсалициловой кислоты, клопидогрела). Также назначаются нейропротекторы: они благоприятно воздействуют на ткани головного мозга и улучшают его метаболизм. Иногда сосудистая деменция сочетается с депрессией, в этом случае дополнительно прописывается лечение антидепрессантами.

Лечение смешанной деменции — комплексное. Оно направлено прежде всего на избавление от уже имеющихся нарушений и остановку прогрессирования заболевания, способствовавшего поражению мозга. При лечении, во-первых, занимаются нормализацией артериального давления, назначают статины и антиагреганты — препараты, противодействующие ишемии.

При любом типе деменции, помимо лекарственной терапии, назначаются также музыкотерапия, трудотерапия и психотерапия — с целью сохранения у больного социальных и двигательных навыков. Необходимо позаботиться и об обеспечении безопасности и повышении качества жизни страдающих деменцией. Дома, как правило, организуют видеонаблюдение, предостерегают больных от использования газовых и электрических приборов.

Медикаментозное лечение

Какой вид терапии выбрать при деменции, способен определить только специалист.

Лекарственные средства назначаются в зависимости от стадии болезни и тяжести нарушений. Для уменьшения проявлений деменции назначают средства, которые влияют на мозговую активность — антихолинэстеразные средства (на основе галантамина, ривастигмина гидротартраткселона и другие) и мемантин. Их применяют на всех стадиях деменции. Они обладают нейропротекторным действием, предупреждают разрушение нейронов головного мозга, а также улучшают передачу нервных импульсов, способствуя улучшению памяти и когнитивных способностей.

С целью коррекции поведенческих расстройств назначаются нейролептики, которые снижают проявление психомоторного возбуждения, бреда и обмана восприятия (на основе кветиапина, галоперидола, оланзапина и др.). Эти препараты необходимо назначать при строгом наблюдении за пациентом, так как они могут вызвать различные побочные эффекты.

Для лечения депрессии используются антидепрессанты. К этой группе относятся препараты с действующим веществом флуоксетин, миансерин, флувоксамина малеат и др. Не стоит забывать об их осторожном применении, так как препараты способны вызывать головную боль, нарушение сердечного ритма, скачки артериального давления.

Пациенты с деменцией достаточно часто страдают бессонницей. Поэтому нередко дополнительным препаратом для пациентов становятся снотворные. Высокие дозы препаратов способны снизить возбуждение, однако важно избегать передозировки, чтобы не спровоцировать угнетение процесса возбудимости нервных клеток.

Немедикаментозное лечение

Помимо приема медикаментов, пациентам с деменцией назначаются:

  • когнитивный тренинг — предполагает совместное чтение, воспроизведение и обсуждение прочитанного, заучивание строк и четверостиший, занятия со специальными карточками и т.д., так как все выученное в скором времени будет забыто больным — значение имеют регулярные ежедневные занятия;
  • биографический тренинг — основан на поддержании стирающихся из памяти воспоминаний прошлого. Этому способствует обсуждение событий прошлого, просмотр старых фото, прослушивание ретромузыки и т.д.;
  • ведение дневника — позволяет не только тренировать мыслительную способность и фиксировать происходящие события, но также помогает выплеснуть накопившиеся эмоции, избавиться от негативных переживаний;
  • двигательная активность — включает и выполнение комплекса специальных упражнений, и просто пешие прогулки на свежем воздухе;
  • арт-терапия, музыкотерапия, пет–терапия — выполняют образовательные, развивающие, терапевтические задачи.

Немедикаментозное лечение предполагает ежедневную работу с пациентом.

Современное лечение деменции

В XXI веке активно ведутся новые разработки для распознавания и лечения деменции. Например, в качестве диагностики уже применяются анализ спинномозговой жидкости, магнитно-резонансная и позитронно-эмиссионная томографии.

В некоторых лабораториях ведутся работы над созданием так называемой вакцины от деменции. Так как заболевание связано в числе прочего с образованием белковых бляшек, поражающих мозговые клетки и нарушающих их функции, ученые пытаются «обучить» иммунную систему распознавать патогенный белок и уничтожать его.

Другим перспективным направлением в лечении деменции считают генную терапию — предполагается, что благодаря ей станет возможным предупреждение отложения аномальных белков в нейронах головного мозга.

Деменция в данный момент не считается полностью излечимым заболеванием, хотя облегчить ее симптомы возможно. Наиболее разумным решением является помещение больного с деменцией в гериатрический центр под постоянное наблюдение квалифицированного медперсонала.

Где обеспечивают уход больным с деменцией?

Рассказывает Мария Литвинова, заместитель генерального директора по медицинской части Senior Group, управляющий гериатрического центра «Малаховка»:

«Работа с пожилыми пациентами должна учитывать их реальные возможности. В гериатрическом центре «Малаховка», который работает в составе Senior Group, используются израильские технологии ухода за больными деменцией. Мы выясняем, что способен делать наш пациент самостоятельно (например, чистить зубы), а что нет (например, подниматься по лестнице), и помогаем ему только в том, чего он действительно не в состоянии выполнить. Это позволяет пациенту одновременно снять ощущение беспомощности, но сохранить действующие функции. При этом мы крайне внимательны к вопросам безопасности. Наши центры оборудованы всем необходимым, чтобы пожилые люди не терялись в пространстве, не падали, могли с комфортом для себя пользоваться мебелью и сантехникой. Над каждой кроватью и в санузлах установлены кнопки вызова персонала. В каждом номере прикроватные «умные» коврики, которые подают сигнал и предупреждают персонал о возможном падении человека. Senior Group первой в России внедрила международные стандарты ухода за пожилыми людьми. Лечение назначается всегда по индивидуальной программе, после гериатрической оценки по итогам тестов. У нас можно оформить краткосрочное и долгосрочное пребывание, долгосрочный вариант может быть частично оплачен государством».

P. S. На сайте Senior Group есть рекомендации по выбору гериатрического центра для размещения пожилых родственников.

*Лицензия на осуществление медицинской деятельности № ЛО-50-01-009757 выдана в соответствии с Приказом Министерства здравоохранения Московской области от 5 июня 2018 года № 818.

Почему пожилые люди заговариваются

Мозг человека стареет вместе с организмом. Многим пожилым людям удаётся сохранить ясность ума до самой кончины, но не всем. У значительной части стариков наблюдается снижение интеллекта и памяти. Признаки деменции начинают проявляться у 10 % людей после 70 лет и у 50 % – после 80 лет.

На работе мозга сказываются накопленные в процессе жизни негативные последствия различных заболеваний. Люди начинают заговариваться на фоне потери памяти. Первые признаки частичной амнезии могут проявляться у дееспособных людей.

Человек утрачивает способность выстраивать логическую последовательность слов в предложении. Он забывает слова, меняет местами слоги. Осознание пожилыми людьми начала процесса развития деменции вызывает у них развитие депрессии. По мере развития старческого маразма снижаются коммуникативные навыки, притупляются инстинкты самосохранения.

Человек становится опасным сам для себя. За ним требуется постоянное наблюдение и специальный уход, который зависит от стадии развития деменции.

«Непонятно, что у него в голове»

В редакцию «Фонаря» пришло письмо от Владимира Рыкова с просьбой «распространить информацию о возможной опасности, подстерегающей на улицах нашего города». Молодой человек поделился опасениями: он и его жена с ребёнком периодически гуляют в парке Победы и встречают там одного человека, который «перемещается по всей территории парка, таскает с собой всевозможный мусор и, что самое странное, пристаёт к прохожим с просьбой его сфотографировать и отправить фото на его страницу во «ВКонтакте»».

Рыков написал, что человек, с которым они неоднократно сталкивались, «имеет потрёпанный внешний вид и странные вещи в руках». Также автор письма изучил страницу этого необычного прохожего во «ВКонтакте». По его словам, «страница просто-таки пестрит очень странной и местами пугающей информацией. Есть даже видеозаписи с его участием, где он не стесняется в выражениях в адрес различных людей, в том числе, содержащими угрозу». Автор письма говорит, что на страницу «ВКонтакте» гуляющего в парке человека подписано около 10 тысяч человек. Обратившийся считает, что белгородец, о котором идёт речь в письме, может представлять опасность для себя и окружающих, поэтому он попросил у редакции совета, как поступить в этой ситуации.

Вскоре после письма Владимира Рыкова в редакцию поступило ещё несколько обращений с просьбой обратить внимание на запись в группе «Чёрный список. Белгород» с просьбой к родителям, чтобы они провели беседы с детьми и рекомендовали им не подходить к человеку, который ходит по центру города.

— Непонятно, что у него в голове. Он побирается, просит деньги (в том числе у детей), ест из мусорок, собирает пакеты с мусором, от него неприятный запах, имеет проблемы с законом. Выложил на странице фото своей квартиры (а ведь кто-то из детей заходил к нему и сделал эти фото). Он угрожающе отзывается о всех жителях Белгорода, призывает к расправам, ненавидит всех, требует чьи-то трупы на площади Белгорода, а ведь у него больше 9 тысяч подписчиков, его читают дети. К сожалению, полиция реагировать не будет, пока он что-нибудь не совершил, — пишет один из белгородцев.

Автор записи спрашивает: «Есть ли вообще какая-то служба, которая занимается такими людьми? Ему требуется медпомощь, и его необходимо оградить от общества, тем более, что его страница забита негативом, матами и призывами «карать всех»».

Эта запись собрала более 500 комментариев. Мнения условно можно разделить на «защищающие», авторы которых говорят о необходимости помогать подобным людям, и «осуждающие» — их авторы указывают на исходящую от героя записи опасность.

После этих обращений мы обратились к экспертам и узнали у них, что делать и к кому обращаться, если кажется, что кто-то из окружающих ведёт себя неадекватно и представляет опасность для других людей.

«Врачам безопаснее не класть больного в стационар»

Психиатр Каролина Маначинская, ссылаясь на федеральный закон «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при её оказании», объяснила, что психиатрическая помощь оказывается при добровольном обращении человека или с его согласия.

— Исключение — это те случаи, когда его обследование и лечение возможны только в стационарных условиях, а психическое расстройство является тяжёлым и может нести непосредственную опасность для человека или окружающих. Также основанием для принудительного помещения в стационар могут быть неспособность человека самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности, или вероятность того, что при неоказании помощи здоровью человека будет нанесён существенный вред вследствие ухудшения психического состояния без психиатрической помощи, — рассказала специалист.

Каролина Маначинская пояснила, что решение об обоснованности госпитализации принимает комиссия врачей-психиатров психиатрического учреждения. Она должна быть созвана в течение 48 часов после принудительной госпитализации человека.

— Если госпитализация признаётся обоснованной, то заключение комиссии врачей-психиатров в течение 24 часов направляется в суд. Оно обычно рассматривается в течение пяти дней с момента госпитализации, и потом судьёй выносится постановление о необходимости недобровольной госпитализации.

Когда поведение человека может представлять опасность для окружающих, обычно вызывают скорую. Его доставляют в стационар, но без его согласия лечить не начинают, и он просто находится под наблюдением. Через несколько дней приезжает юрист, проверяет, ущемляются ли права человека, а дальше нужно ждать решения суда. Сейчас законы ужесточились, и психиатры несут уголовную ответственность за то, что человек, возможно, госпитализирован не по показаниям. В некотором смысле это может связывать врачам руки. Легче и безопаснее не положить больного в стационар, чем лечить «насильно». Если человек не стоит на учёте, нет никаких оснований помещать его в больницу, даже если его состояние обостряется.

Психиатр говорит, что по действующему законодательству сейчас не предусмотрено никаких профилактических мер по отношению к психически больным.

— Если пациент в присутствии врача-психиатра ведёт себя спокойно, то недобровольная госпитализация ему не грозит. По сути, она возможна лишь в том случае, если человек состоит на диспансерном наблюдении, и его поведение носит явно деструктивный характер.

Каролина рассказала, что, если человеку кажется, что прохожий на улице ведёт себя неадекватно, может быть для него опасен, нужно постараться исключить контакт с ним и не привлекать к себе внимания.

— Если же случилось так, что приходится общаться с этим человеком, нужно вести себя спокойно, говорить ровным голосом, не задавать вопросов. В сети правила безопасности те же: лучше не начинать переписку, не комментировать его записи, не давать своих личных данных, потому что это может привести к тому, что вас начнут вычислять и преследовать, — советует Каролина Маначинская.

Обращайтесь в полицию — сотрудники должны отреагировать

Начальник отдела информации и общественных связей УМВД России по Белгородской области, полковник внутренней службы Алексей Гончарук сказал, что в подобных ситуациях сотрудники полиции также руководствуются законом «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при её оказании». На основании этого документа они определяют показания для необходимости врачебного вмешательства.

— В случаях, если у сотрудника полиции имеется подозрение, что человек психически болен, он может вызвать бригаду скорой помощи по месту жительства этого человека или в отдел полиции, если он находится там. В поведении человека в такой ситуации должны прослеживаться действия, несущие угрозу ему или окружающим.

В остальных случаях информация в отношении таких граждан направляется правоохранительными органами на имя главного врача областной клинической психоневрологической больницы.

Также полиция обязана помогать работникам здравоохранения доставлять в специализированные медицинские учреждения тех людей, которых вызывают туда по решению суда, но они не выполняют это решение. При недобровольной госпитализации учитывается степень агрессивности больного. Если у него при себе есть предметы, которыми он может нанести увечья, их изымают.

Начальник отдела информации и общественных связей УМВД России по Белгородской области напомнил, что полицейские вместе с медицинскими работниками должны наблюдать за людьми, страдающими психическими расстройствами, больными алкоголизмом или наркоманией и представляющими опасность для окружающих. Это делается для того, чтобы предупредить возможные преступления и административные правонарушения. Если информацию о человеке предоставили медработники, и он состоит на профилактическом учёте в одном из территориальных отделений полиции, с ним проводят профилактическую работу: полицейские систематически не реже одного раза в квартал приходят к нему домой, чтобы оценить его состояние.

Алексей Гончарук пояснил, что когда в многоквартирном доме один из жильцов захламляет мусором свою квартиру, лестничную площадку, заводит много животных, не соблюдает санитарно-гигиенические нормы, на него тоже распространяется своя законодательная норма.

— Собственник жилого помещения обязан поддерживать его в надлежащем состоянии, не допуская бесхозяйственного обращения с ним, соблюдать права и законные интересы соседей, правила пользования жилыми помещениями, а также правила содержания общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме. Жители имеют право обратиться в полицию по таким фактам для их фиксации и принятия мер в соответствии с действующим законодательством.

В полиции должны принять и зарегистрировать заявление или сообщение о правонарушении, при необходимости провести проверку, принять меры, предусмотренные законодательством Российской Федерации. Также полиция должна информировать заявителей о ходе рассмотрения таких заявлений и передавать их в другие организации, если решение проблемы находится в их компетенции. Так, например, при несоблюдении санитарно-гигиенических норм по результатам проведения проверки полиция направляет информацию в органы Санэпиднадзора и департамент городского хозяйства для рассмотрения вопроса о привлечении виновных лиц к административной ответственности.

С чем можно столкнуться

Развивающаяся деменция является не только причиной того, что человек начинает заговариваться. У него меняется восприятие окружающей действительности. Потеряв свои вещи, он искренне может верить в то, что его обокрали. Подсказывать местонахождение вещей нужно в тактичной форме. Категорически нельзя вступать в споры и пытаться доказывать свою невиновность. Это может вызвать неконтролируемую агрессию. Нельзя отвечать на грубость. Нужно сохранять спокойствие и дружелюбие.

Трудности с воспоминанием слов сопровождаются потерей ориентации во времени и пространстве, провалами в памяти недавно происшедших событий. После 80 лет многие пожилые люди замыкаются в себе и стараются свести общение с окружающими к минимуму, предпочитают разговорам молчание.

Вопросы:

– Если я замечаю у родственницы какие-то отклонения в поведении, а она этого не признает и лечиться не хочет?

– В медицинском праве есть Федеральный закон «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при её оказании». Я считаю, что всем людям, которые занимаются уходом за дементными пациентами, в связи со сложной социальной и медико-юридической ситуацией, нужно этот закон прочитать и знать. Особенно про наблюдение психиатром: как можно приглашать психиатра, в каких случаях психиатр может недобровольно направить пациента в стационар, а когда отказать и т. п.

Но на практике, если мы видим деменцию, мы стараемся начать лечить её сразу, насколько это возможно. Так как получить разрешение суда на осмотр – это очень долго, а болезнь прогрессирует, родственники сходят с ума. Тут следует помнить, что психотропные препараты дементным пациентам оставлять на руках нельзя. Нужен жёсткий контроль. Они забывают их принимать либо забывают, что приняли, и принимают ещё. Или не принимают специально. Почему?

Можно составить приблизительный рейтинг болезненных идей у пожилых людей:

  1. Идеи ущерба, которые формируется на фоне нарушений памяти. То есть пожилой человек, уже охваченный паранойяльной тревогой, берет свои документы, деньги и прячет их, а потом не может вспомнить, куда их засунул. А кто украл? Либо родственники, либо соседи.
  2. Идеи отравления. Эту проблему можно решить, если начать лечение лекарствами в растворе. Потом, когда у человека эта идея пропадает, он соглашается принимать препараты для памяти добровольно
  3. Неадекватные сексуальные притязания. Я старался немного говорить об этом на Конференции. Очень сложная тема. Мы привыкли, что опекуны могут проявлять сексуальное насилие к беспомощным опекаемым. Но бывает и наоборот: лишённый критики и «тормозов» опекаемый совершает развратные действия по отношению к малолетним и т.п. Это бывает значительно чаще, чем многие предполагают.

– С чем может быть связан полный отказ от еды и воды на поздних стадиях деменции?

– В первую очередь, надо искать и лечить депрессию.

Рейтинг причин отказа от еды в пожилом возрасте:

  1. Депрессия (нет аппетита);
  2. Идеи отравления (изменения вкуса, подсыпали яд);
  3. Сопутствующие соматические заболевания с интоксикацией.

– Есть ли какие-то рекомендации ухаживающему человеку, если постоянно чувствуешь себя усталым?

  1. Если у вас есть замена, самый лучший способ, когда вы устали — оставить на время пост. Замену можно найти, если задаться такой целью.
  2. Если нельзя уехать и отдохнуть – лечим «синдром выгорания» лекарствами.

Надо иметь в виду, что уход за пожилым человеком, это тяжелая физическая и моральная работа, которая, нам, родственникам, не оплачивается. Почему ещё синдром выгорания так актуален? Если бы вам платили за уход деньги, вы бы так быстро не сгорали. Адекватно оплачиваемый уход — это профилактика синдрома выгорания.

Но ещё тяжелей перестроиться внутри, признать, что твой близкий болен, взять контроль над ситуацией в свои руки, и, несмотря на усталость и хлопоты, стараться радоваться этой жизни. Потому что другой не будет.

  • Если вы мышь с болезнью Альцгеймера – вам повезло

Бабушка стала другой

Моя бабушка перенесла инсульт в 2012 году, но благополучно восстановилась, как мы тогда думали. Она ходит, разговаривает, читает вслух стихи и под настроение может спеть забористые частушки. Если попросить, то она может прочитать большую часть «Сказа про Федота Стрельца», если не всю сказку. Она сама ест и в состоянии самостоятельно сходить в душ. Особое восхищение вызывает у меня ее умение резать картошку. Картофелину она может разрезать на ладони. А в молодости, мне кажется, она могла это делать даже на лету, подобно самураю.

Но бабушка стала другой. Это тоже не сразу бросилось в глаза. Только теперь, разбирая ее шкафчики, то и дело натыкаюсь на плюшкинские запасы. В одном из шкафов нашла целую коллекцию магазинных пакетов. Они были сложены по размерам и аккуратно подписаны ручкой: «большие», «средние», «малые». Оказывается, она их собирала несколько лет. Я поняла это по тому, как те, что поэкологичнее, уже слежались. Если их попытаться развернуть, то в руках окажутся лишь лохмотья. Пакеты из-под молока — это отдельная стопка. По ним можно изучать историю развития местных молочных брендов.

А дальше-больше — бабуля стала чаще уходить в астрал. В это время ее глаза становятся странными, она смотрит как будто бы сквозь тебя и говорит о том, чего не существует в действительности. Может смотреть в зимнее окно и говорить, что за окном поспели вишни. Может спросить «Что ты ела на завтрак?» семь раз за пять минут (я специально считала). Врачи называют это галлюцинациями.

А этой весной я поняла, что она меня забывает. Мы с ней не виделись четыре дня. Они остались дома с дедушкой. Они вместе больше полувека, но особенно близки стали последние годы. Мне иногда кажется, что у них даже сердца стучат в унисон. Иначе как объяснить тот факт, что тонометр по утрам нередко выдает абсолютно одинаковые цифры. Совпадает и давление, и пульс, хотя у каждого из них свой анамнез и своя горсть таблеток, принимаемая два раза в сутки. Дедушку в его 80+, между прочим, деменция миновала. У него болят суставы, но не отказывает мозг.

За последние два года я вынужденна была перечитать массу литературу о старости. Ученые предполагают, что артрит и артроз не сочетаются с деменцией. Если у ваших родителей ноют колени или болит спина, то в долгосрочной перспективе вас ждет уход и реабилитация за больным после протезирования сустава, но без провалов в астрал.

Так вот, спустя четыре дня при встрече моя бабуля шепнула дедушке: «Это что у нас за лахудра по квартире ходит?». Так что теперь я уже привыкла, что с собственной бабушкой мне приходится знакомиться заново, едва я «потеряюсь» на несколько дней.

«Давай напишем книгу о грибниках?», «Как там твоя пекарня? Я тебе ее завещать хочу!», «Надо прижать к ногтю медсестру! Какую? Ну ту, которая на кухне», «А где моя дочка? Нет, это не она, зачем ты меня обманываешь? У меня девочка, а это тетка какая-то старая». В последнее время бабушка предлагает много странных идей. И задает много странных вопросов. Последнее время — это три с половиной года: именно столько лет бабушкиному диагнозу. Бабушке 82 года, и врачи считают, что у нее сосудистая деменция. Иногда добавляют: «Вам еще повезло, что не Альцгеймер. Тогда был бы совсем караул».

Все началось, когда бабушка пошла в магазин и заблудилась. Она остановила какую-то женщину, назвала свой адрес и попросила проводить ее до дома. Оказавшись у своего подъезда, она, естественно, очень удивилась, что это на нее вдруг нашло. И мы, дети и внуки, тоже удивились и испугались: в нашей семье ни у кого не было деменции. Моя прабабушка в 90 с лишним лет мыслила яснее, чем многие молодые. Так что мы понятия не имели, на какие тревожные звонки стоит обращать внимание, и решили, что у бабушки просто произошел какой-то глюк. Бывает.

Но постепенно «глюки» учащались. Бабушка могла поставить кипятиться воду в чайнике и уйти поболтать с соседкой, а когда возвращалась, чайник был уже черным. Могла спрятать куда-то документы и начисто забыть, где они теперь лежат. Могла проникнуться внезапной необоснованной ненавистью к кому-то или к чему-то: например, ее вдруг стали ужасно раздражать занавески на кухне — она их упорно снимала и злилась на того, кто приходил и вешал их обратно.

Бабушка (слева), прабабушка и бабушкина сестра тетя Лариса. На руках у бабушки дочка кого-то из соседей. На руках у тети Ларисы кот ВаськаФото: из личного архива

А потом у бабушки умерла собака, которая прожила с ней почти 20 лет. Умерла без мучений, от старости, лежа в любимом кресле. Вот только бабушка этого не поняла. Не поняла, что в кресле лежит мертвый пес, — и обращалась к нему как к живому. Лишь тогда до нас дошло, что бабушка, похоже, серьезно больна.

О чем молчит старость?

Старичков, подобных моей бабуле, в Челябинске множество. Но в современном обществе о деменции не принято говорить в голос. Ну как же так, мол, моя мама — многоуважаемый профессор, и теперь несет всякую чушь. Поэтому стариков запирают дома, сдают в отделения психбольницы и определяют в дома для престарелых. Потому что ухаживать за ними тяжело во всех смыслах — физическом, моральном, финансовом.

Особенно тяжело принять болезнь самым близким. Ведь внешне человек не изменился. То же имя, те же морщинки на лице и тот же голос. Порой даже связная речь и, что называется, в тему, только разум все чаще барахлит.

Но главная проблема в том, что медицина бессильна и в таких пациентах не заинтересована. Сначала бабушку наблюдал невролог, приходя к нам домой из поликлиники. В один из визитов он прямо сказал, что деменция прогрессирует, и это уже не его профиль. Бабушке был нужен психиатр. Вызвать психиатра на дом в Челябинске — проблема. Участковый врач принимает только в больнице на АМЗ. Туда, как обычно, нужно сначала добыть талон, потом отпроситься с работы, потом спустить бабушку из квартиры в машину. Но уже третий год бабуля не выходит из дома, совершая прогулки только по лоджиям в квартире. Визиты психиатра нужны нечасто, и больше для того, чтобы продлить рецепт на необходимые препараты. Поэтому психиатра решено было вызывать из частной клиники.

Та же проблема со «скорой». Если у бабули скачет давление, а обычные таблетки не помогают, вызывая «скорую» помощь я понимаю, что максимум, чем они смогут помочь — укол из спецаптечки. Они не предлагают госпитализацию таким больным. Оно и понятно.

Еще страшнее, если недомогание случается у дедушки, на кого тогда оставить бабулю? Я выяснила, что на время таких людей берут в геронтологическое отделение психиатрической больницы. Мне доводилось бывать там журналистом. Стоит понимать, что мест там немного. Если удастся отправить туда пациента, то будьте готовы к тому, что с собой нужно будет взять все: мыло, шампунь, туалетную бумагу, памперсы и таблетки.

«Больше пяти лет я был волонтером в домах-интернатах и домах для престарелых людей. Что я наблюдал? Бесконечную жуть и боль за них. Среди стариков были и те, кто вполне мог жить самостоятельно. Они просто временно потеряли память или забывали что-то. Но они сами себя обслуживали, были чистоплотными и не были агрессивными. Я наблюдал, как приезжали дети к своим старикам, передавали через санитаров какие-то вещи и даже не заходили в палату. Однажды подслушал разговор, как директор интерната рассказывал, что родственники, когда звонят за консультацией, чтобы узнать, как сдать, например, мать, сразу же интересуются квартирой. Что им отходит, мол. Есть даже те, кто умирает в интернате, тело не забирают домой. Такое случается редко, но бывает.

Знаете, это очень страшное место. Нет, стариков никто не обижает, но все здесь пропитано одиночеством и какой-то тоской, что ли. Все эти люди когда-то работали, растили детей, переживали за них. Просто в один момент их здоровье подвело. Несомненно, ухаживать за родственником, у которого проблемы с головой, — не очень, мягко говоря. Но как показывает опыт, чем больше любви и внимания вы отдаете, тем спокойнее. У нас у всех может случиться в жизни нехорошее, но и не стоит забывать о своих родных. Я не очень верю в разговоры, насколько сложно было сыну ухаживать за матерью. Ладно, сдал ты ее в интернат, так навещай хотя бы. Приедь после работы на полчаса. Привези ей вкусного, покорми мороженым. Родственники даже не хотят этого делать, они даже не скучают. Я помню, как проводил какое-то мероприятие и попросил посещающих родственников принести фото молодых их бабушек и дедушек. Вы не поверите, но большинство хлопали глазами и говорили, что все уже выбросили. Сдавая в интернат, люди подсознательно вычеркивают своих родных из жизни. И даже память о них не оставляют. Я часто видел, как старики плакали».

А если человек не хочет в интернат, но родственники его туда определяют?

На платных условиях в дома-интернаты общего типа поселяются граждане, имеющие трудоспособных членов семьи (дети, родители, супруги) либо других физических лиц, обязанных по закону их содержать, в том числе проживающих за пределами Республики Беларусь. Для принятия решения о предоставлении специального жилого помещения гражданин, определяемый в стационарное учреждение, или его опекун, попечитель, законный представитель в органы по труду, занятости и социальной защите по месту жительства гражданина, определяемого в стационарное учреждение, предоставляет заявление по форме, утвержденной Министерством труда и социальной защиты. Для предоставления специального жилого помещения в доме-интернате общего типа гражданин дополнительно представляет:

  • паспорт гражданина Республики Беларусь (вид на жительство в Республике Беларусь);
  • медицинское заключение врачебно-консультационной комиссии;
  • выписку из медицинской карты амбулаторного больного;
  • документы, подтверждающие право на льготы;
  • две фотографии 30 x 40 мм.

Для предоставления специального жилого помещения в психоневрологическом доме-интернате или доме для пожилых законный представитель или уполномоченное должностное лицо органа опеки и попечительства дополнительно представляет:

  • документ, подтверждающий полномочия законного представителя или уполномоченное должностное лицо органа опеки и попечительства;
  • паспорт гражданина Республики Беларусь (вид на жительство в Республике Беларусь) подопечного;
  • заключение врачебно-консультационной комиссии;
  • выписку из медицинской карты амбулаторного больного подопечного;
  • две фотографии 30 x 40 мм;
  • решение суда о признании недееспособным гражданина, определяемого в психоневрологический дом-интернат

Недееспособность — это невозможность создания и осуществления человеком своих гражданских прав и обязанностей, это еще и значит, что человек не в состоянии самостоятельно жить и обслуживать себя самостоятельно. Это случается по причине утраты ими психического или физического здоровья. В таких случаях людям необходима помощь, которую им могут предоставить близкие родственники или другие люди. Таким образом, люди оформляют на себя опеку и распоряжаются жизнью своих подопечных. Даже если человек не хочет жить в интернате, за него решает опекун. Шансы вернуть дееспособность пожилому человеку практически равны нулю.

Алина Береснева, 20 лет

С 9 на 10 августа мы с друзьями возвращались из центра Минска и попали под раздачу ОМОНа. В акции протеста мы не участвовали, но меня все равно повалили на землю — на руке еще остались царапины — и нас упаковали в автобус.

Нас, 13 девочек, посадили в камеру на четверых. Мы спрашивали сотрудника, можно ли нам сделать звонок, можно ли позвать адвоката, на что он нам отвечал: «Вы что, насмотрелись американских фильмов? Это вам не Америка, вам ничего не положено».

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Разгонами мирных акций занимались спецподразделения, натренированные на борьбу с террористами

Прошла ночь, примерно в 12 часов дня нас начали пересчитывать, спрашивали имя и фамилию. Мы понимаем, что не ели уже больше суток — у всех скрутило животы, все были голодные, мы начали просить еду. Мы были готовы заплатить. На что нам ответили: «Нет, суки, будете знать, за кого голосовать». Мы были в жутком шоке, что нам так отвечают. Это было ужасно.

Потом настал вечер, и мы начали замечать — а у нас была щель между кормушкой и дверью — что людей выводят и заставляют подписывать что-то, хотя они кричали и возмущались. Подошла наша очередь подписывать эти протоколы. Мы с девочками договаривались отказываться от того, что нам приписывают.

Нам обещали, что отпустят сегодня же. Мы думали, что забудем про всё, как про страшный сон, но не тут-то было. Нас завели обратно в камеры, потом переместили в другую, где уже было 20 девушек — всего нас стало 33. Это было полное издевательство.

Когда не было еды — это самый страшный момент. Я сама по себе сильный человек. Но меня в тот момент сломали. Я просто сидела, у меня настолько скручивался живот, что я не знала, что мне делать. Ты сидишь и понимаешь, как твой организм пытается справиться с этим, но не получается. И ты сидишь просто как маленький ребенок. Ты озлоблен, но у тебя нет сил, и тебе никто не поможет.

Правообладатель иллюстрации Natalia Fedosenko/TASS Image caption Родственники задержанных во время акций протеста у одного из изоляторов в Минске

Я не знала, что мне делать, просто сидела, свернувшись в кулек, у меня пошел холодный пот, и мне позвали врача. Я еле встала и через эту кормушку говорю: «Понимаете, я не могу стоять, мне плохо, у меня кружится голова». Она говорит: «Будешь знать, где ходить в следующий раз». Мне в итоге дали таблетку валидола — на голодный желудок. Я ее пить, конечно, не стала, чтобы не сделать себе еще хуже.

Прошла еще одна ночь. Мы решили, что если нам не принесут еду, то мы уже начнем кричать и звать на помощь. К 11 августа к нам приехали еще автозаки. Мы через окно видели, как над парнями издеваются. Они стояли почти полуголые на коленях попой кверху, руки у них были за головами. Если кто-то шевелился, то они били их палками.

У одной из наших девочек начались месячные. Она попросила: «Дайте, пожалуйста, туалетную бумагу». Ей сказали: «Майкой своей подтирайся». В итоге она просто снимала нижнее белье, стирала его и ходила, пока оно снова не пачкалось. Потом, когда была пересменка, пришла женщина, которая в итоге принесла нам бумагу. Мы ее просто боготворили.

Окна выходили на улицу. Мы видели людей, которые кричали: «Отпустите наших детей!». В соседней камере был мужчина, который сильно кричал, у него были проблемы с ногой. Ему три дня не могли вызвать «скорую», он не выдержал и начал кричать в окно, чтобы люди его услышали. Так сотрудник милиции открыл дверь — это было хорошо слышно, — начал его бить и говорить: «Сука, разминай свою жопу, сейчас я тебе кровь обратно в очко запихну».

Если бы была возможность как-то наказать тех людей, я бы с удовольствием это сделала. Все это разделило жизнь на до и после. Я раньше хотела поступать в МВД, быть сотрудником милиции, защищать народ, права человека, но после того как я побыла там, я больше не хочу этого. Теперь я просто хочу уехать из этой страны, забрать всех родных и близких, чтобы здесь не оставаться.

Валентина Алексаночкина хочет вернуть детей. Фото: кадр из телепрограммы «Мужское и женское».

Сначала у Валентины Алексаночкиной забрали одного ребенка. Потом второго. Но запаниковала она, когда лишилась всех пятерых.

Женщина обратилась на телешоу «Мужское и женское» — попросила помощи. Только программа вышла не такой, как она ожидала. Ведущая сказала, что не может назвать эту женщину матерью. Валентина же утверждает, что живет только ради своих малышей.

ПРОМЕНЯЛА ДЕТЕЙ НА СТОЛИЦУ

Летом 2019 года трое малолетних ребятишек ушли гулять на пруд и домой уже не вернулись.

— У меня была такая истерика. Чуть крыша не поехала! — говорит на камеру мама Валя.

Детей нашла полиция. Сейчас они в детдоме, а Валентина пытается их вернуть. Но обо всем по порядку.

В 2010 году умер гражданский муж Валентины. У них было двое детей. Старшего сына забрали в детский дом органы опеки, потому что он постоянно сбегал из дома.

Младшего годовалого сына женщина оставила на свою мать и уехала в Москву устраивать личную жизнь. Ее новый возлюбленный Игорь был женат, но собирался разводиться. Он снял Валентине комнату.

Валентина плачет, уверяет, что живет только ради детей. Фото: кадр из телепрограммы «Мужсккое и женское».

Вскоре женщина попала в больницу с серьезными травмами черепа и позвоночника. Говорит: мыла окна, поскользнулась и полетела вниз с шестого этажа.

Три месяца была в коме. Затем получила инвалидность, вышла замуж за Игоря, родила двух дочерей. Говорит, что регулярно высылала деньги в Челябинск матери и оставленному с ней ребенку. И не знала, что уже несколько лет он живет в детском доме. Оказалось, что мать женщины на долгое время попала в больницу, вот малыша и забрали.

ПРОГУЛКА НА ОЗЕРО

— Я собиралась их все перевезти в Москву! — восклицает Валентина на телешоу, но, кажется, в студии ей никто не верит.

Счастливой семейной жизни в столице не получилось. Женщина развелась, вернулась в Челябинск вместе с дочками. Тут сошлась с новым мужчиной — Рустамом. Стали жить впятером в его квартире: он, она, ее дочери 12-ти и четырех лет и его пятилетний сын.

— 20 июля дочка Леночка попросилась погулять с сестрой и братом, — вспоминает Валентина. — Вечером я вышла во двор, чтобы позвать их покушать, а детей там не было. Я стала бегать по дворам. Оказалось, что подруга Лены увела их всех на озеро.

На улице стемнело. Детей, гуляющих без взрослых на пруду в позднее время, заметили сотрудники полиции. Привезли их в социально-реабилитационный центр. Оттуда ребят перевели в детский дом.

Валентина каждый день навещает детей в детском доме. Фото: кадр из телепрограммы «Мужсккое и женское».

«Я НОРМАЛЬНАЯ МАТЬ»

Сотрудники опеки составили акт: оставлении детей в опасности. Кроме того, у Валентины не было условий для их проживания. Дохода нет, своего жилья тоже нет. С Рустамом она рассталась после того, как забрали детей. Да и он, судя по кадрам телепрограммы, ужасно пьет.

Но младшая сестра Валентины помогла ей сделать ремонт в четырехкомнатной квартире матери. Там все готово для детей: светлый интерьер, мягкие игрушки, рабочий стол…

— Это тяжело, когда сидишь на кухне, а тебе кажется, что в комнате плачет ребенок. Вскакиваю и понимаю, что детей рядом нет. Я нормальная мать. Не таскаюсь, не колюсь, не пью. Дети у меня всегда были одеты с иголочки, — Валя показывает школьную форму, которую сшила для дочки сама.

Старший сын скоро выпустится из детского дома. Фото: кадр из телепрограммы «Мужсккое и женское».

37-летняя Валентина смирилась с тем, что уже потеряла двоих старших сыновей. Один из них скоро уже станет совершеннолетним и выпустится из детского дома. Второго усыновила другая семья.

Но она не хочет повторения истории. Уверяет, что делает все, чтобы вернуть младших.

Валентина навещает их каждый день. Дети бегут к ней с криками «Мама!», бросаются на шею. Но за дочек ей придется бороться не только с опекой, но и с бывшим мужем.

— Этому наркоману на самом деле дети не нужны. И мне от него ничего не нужно, — говорит Валентина про Игоря в эфире телешоу.

А вот что рассказывает он сам:

— Когда мы познакомились, она занималась проституцией. Говорят, что раньше сидела на героине. Ей дети не нужны. Я их ей не отдам.

Возможно, бывшие супруги оговаривают друг друга. Но Игорь настроен серьезно. Даже пошел на фиктивный брак с женщиной, чтобы забрать детей и поселить их в ее квартире. Об этом рассказала на программе его московская подруга. Хотя, это тоже могло быть частью телешоу.

КОММЕНТАРИЙ ОПЕКИ

Ни Игорь, ни Рустам, ни Валентина на самом деле пока не лишены родительских прав.

— Вопрос о лишении решает суд. А мы только подавали исковое заявление, так как на тот момент у Валентины не были созданы условия для проживания детей. Но будем отказываться от иска, так как сейчас все условия созданы, — говорит начальник отдела опеки и попечительства Ленинского района Управления социальной защиты населения Администрации города Челябинска Светлана Калачикова.

— Но ведь ей не на что кормить детей! Она не работает! Давайте ваших детей ей отдадим и посмотрим, что с ними будет, — закричали на чиновницу ведущие.

— Лишение родительских прав — это крайняя мера. У нас не лишают из-за того, что родитель не работает.

Трое детей — дочери Валентины и сын Рустама — пока остаются в детском доме. Фото: кадр из телепрограммы «Мужсккое и женское».

КТО РЕШИТ СУДЬБУ ДЕТЕЙ

Нашелся адвокат, который готов оказать Валентине правовую помощь, восстановить инвалидность. Это даст ей пособие. В любом случае судьбу детей должны решать компетентные органы, а не ведущие телешоу. Под их давлением сотрудники опеки сказали, что после программы решение о возвращении детей матери скорее всего будет пересмотрено.

КОММЕНТАРИЙ

Почему детей надо вернуть матери

— Считать, что в детском доме лучше, чем с родной матерью, могут лишь те, кто абсолютно не разбирается в этой теме, — комментирует корреспонденту КП-Челябинск детский психолог Наталья Фирсенко. — Ребенку нужен его личный взрослый. Пусть даже это не самая лучшая мама. Но это важнее холодильника, полного еды.

Если женщина завязала с асоциальным образом жизни, надо дать ей шанс. В идеальном обществе органы соцзащиты должны помочь матери устроиться на работу, наладить быт. Ей также необходимы периодические консультации психолога. Тогда семья, дети будут спасены. Без поддержки может ничего не получиться.

К ЧИТАТЕЛЯМ

Знакомы с семьей Валентины Алексаночкиной и ее жизненной ситуацией?

Расскажите об этом нашим журналистам:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *